iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Документы
Освящение храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братеево. 23 сентября 2012 г.
24 сентября 2012 г.
версия для печати версия для печати

Крест как весы и мера истины

23 сентября Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил великое освящение храма Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братеево — первого храма, возведенного в Москве в рамках "Программы-200". По окончании чина освящения и Литургии Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Я хотел бы всех вас сердечно поздравить с большим событием в жизни города Москвы и всей России. Начатая три года назад программа строительства 200 храмов, которая осуществляется по милости Божией несмотря на многие обстоятельства — сложные, греховные, суетные, — увенчалась уже на этом этапе освящением первого храма — Усекновения главы Иоанна Предтечи в Братееве. Замечательный величественный храм, который был задуман еще до начала "Программы-200", возведен именно в рамках этой программы, что помогло решить множество разного рода проблем, ранее стоявших на пути его созидания. Я уже выразил свою благодарность отцу Олегу и в завершение своего слова выражу благодарность всем тем, кто здесь особо потрудился.

А сейчас я бы хотел обратить ваше внимание на сегодняшний день, который согласно церковному Уставу называется неделей пред Воздвижением. Неделя в переводе со славянского на русский — воскресенье; значит, речь идет о воскресенье перед праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Апостольское и евангельское чтения (Гал. 6:11-18; Ин. 3:13-17) сегодня посвящаются Кресту — но не Распятию, как это бывает в Великую пятницу, а смыслу того, что есть Крест для жизни мира, для жизни всего человеческого рода. Так, в Послании к Галатам апостол Павел говорит: "Я не желал бы хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира".

Мы часто прочитываем поразительные по своему значению слова, содержащиеся в Новом Завете, наполовину, на четверть, а иногда вообще не вникая в смысл, — слова настолько глубокие, что даже люди, живущие вне Церкви, могут, читая их, понять, что есть Крест Христов. Напомню вам, что справа и слева от Спасителя были распяты разбойники — люди, действительно тяжко преступившие закон, судимые по закону и подлежавшие смертной казни. И разбойник, который был справа от Христа Спасителя, совершенно непонятным, необъяснимым по-человечески образом — ведь он был разбойник, а не пророк — увидел в Господе Иисусе Сына Божиего. Понятно, когда апостолы на горе Фавор увидели преображенного Спасителя в славе, в свете. Понятно, когда они увидели Его воскресшим, Когда Он через стену прошел в комнату, где они были собраны, и сказал им: "Мир вам". Понятно, когда они видели Его восходящим на небо. Но как это могло быть в момент уничижения, когда, казалось, все закончено и никакой это не Сын Божий, никакой не пророк, а несчастный проповедник, который пытался сказать людям что-то доброе, значительное, даже исцелял людей и воскрешал, — но где же теперь Его сила? Вот Он висит на кресте — избитый, униженный, оскорбленный, более того, умирающий! Никакой победы — только поражение! Но в уничиженном, распятом Спасителе разбойник, что был справа, увидел Сына Божиего и сказал Ему: "Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое".

За всю историю рода человеческого не было такого исповедания Господа Спасителем и Сыном Божиим и, наверное, не будет. Своя собственная боль — ведь он страдал так же, как Спаситель, — должна была закрыть ему глаза на всякое прозрение, на всякую милость, на всякое доброе слово, что и произошло с его товарищем, что висел слева от Христа. Тот хулил Его и говорил: "Ты, так много сделавший, спаси Себя, а заодно и нас". В общем, естественная логика: если Ты всемогущий, если Ты исцелял, если Ты воскрешал, так давай сейчас прояви Свою силу, и мы вместе с Тобой сойдем с креста и спасемся... Господь простил разбойника, что был справа, и сказал: "Ныне будешь со Мной в раю". И ничего не сказал, что тот, кто слева, погибал физически и погибал духовно.

На Кресте была явлена правда, которую неспособен был в тот момент увидеть никто — ни Пилат, ни Ирод, ни даже те, кто стоял около Креста. Даже апостол Иоанн, стоявший у Креста, в то время, наверное, не понимал. На Кресте на Голгофе была явлена правда Божия, и разбойник, что справа, оказался оправдан, хотя был разбойником, а тот, что слева, — осужден. И этот удивительный суд Креста отображен в нашем русском распятии, когда нижняя перекладина справа поднята вверх, а слева опущена: Крест как весы, как мера правосудия, как мера добра и зла, как мера истины.

Что же означают эти дивные слова апостола Павла, которые мы сегодня слышали: "Для меня мир распят Крестом, а я для мира"? Если бы он сказал, что на Кресте распят мир, тогда каждый бы из нас понял, что на Кресте распяты грехи мира. А что означает "мир распят Крестом"? Означает только одно, что через Крест миру дано отличить добро от зла и правду от лжи. И если мир не отличает добро от зла, прилагая этот чудотворный, исполненный страданиями Самого Бога критерий, но живет своим разумом, формулирует свои мерила добра и зла, создает свои идеологии от самых что ни на есть заумных, философских, до самых простых, прозаических, потребительских идеологий похоти, греха, то мир распинается Крестом. Потому что в Кресте — окончательная правда, которая так же непонятна сегодня многим, как непонятна была разбойнику слева, как непонятна была римским воинам, которые стояли у Креста, — они не видели этой правды и не могли ничего увидеть, кроме истекающего, израненного, уничиженного Человека.

Вот и сегодня очень многие, взирая на Крест Христов, ничего не видят, кроме того, что кто-то о Кресте рассказывает как о некоей сказке, о заблуждении или о том, что Крест ничего не принес миру и что Церковь, которая призвана проповедовать о Кресте миру, не соответствует этой проповеди: и священники плохие, и не на таких машинах ездят, и не то делают... Сколько всего говорится, чтобы человек отвернул свой взгляд от Креста Господня, чтобы сказал в лучшем случае: "не знаю, что означает Крест", а в худшем: "и знать не хочу".

"А для меня, — говорит апостол, — мир сей имеет на себе печать Креста как великого мерила Божией правды". И как созвучны с этим слова Евангелия от Иоанна, которые тоже сегодня слышали и которые, конечно, относятся к смыслу и значению Голгофской Жертвы: "Не для того Бог послал Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир был спасен через Него". И Крест — это не печать страданий, это не знак суда, а символ спасения, потому что каждый, кто принимает Крест как мерило правды и принимает в сердце свое подвиг Христа Спасителя, тот вместе с разбойником, с тем, что был распят справа, имеет великую надежду услышать от Господа: "Со Мною будеши в раи". И это замечательное воскресенье перед праздником Воздвижения Креста Господня дает нам остроту духовного зрения, чтобы видеть, что происходит с нами, с миром, с родом человеческим, прилагая к этой картине Крест Христов. Именно потому и открыто было в видении "сим победиши" равноапостольному Константину, при котором христиане получили свободу. При этом имелась в виду не только победа Константина над Максентием, не только победа христианства как общественной институции — имелась в виду та самая победа, о которой мы сегодня говорим. "Сим победиши" — Крестом победиши! Ибо если следуешь тому, куда указывает Крест, то идешь по дороге правды, а значит, по пути спасения, а спасение — это и есть победа человека над всякой неправдой и над всяким злом силой благодати Божией.

Я всех вас сердечно поздравляю с этим замечательным днем и радуюсь, что именно сегодня имел возможность вместе с вами совершить освящение этого первого из 200 московских храмов — в замечательном районе Москвы, в Братееве. Я хотел бы в память о сегодняшнем освящении храма преподнести Казанскую икону Божией Матери. Пусть она находится в этом храме и напоминает всем вам, и вашим детям, внукам и следующим поколениям, о том дивном историческом событии, участниками и свидетелями которого мы были сегодня.

Я также хотел бы выразить свою сердечную благодарность тем людям, чьими материальными жертвами, добротой сердца был воздвигнут этот храм. В его строительстве принимали участие тысячи и тысячи людей. Кто-то жертвовал очень много, а кто-то столько, сколько мог, но пред Богом жертва каждого является благоуханной, ибо деньги эти были пожертвованы не на строительство чего-то, чем люди бы просто наслаждались в этой жизни, а на строительство дома Божиего, в котором благодать снисходит на верующих людей и где мы можем возносить к Престолу Всевышнего свои молитвы.

Еще раз всех вас, мои дорогие, поздравляю с праздником, с воскресным днем; причастников — с принятием Святых Христовых Таин. Молитвами святого пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна, величайшего из рожденных женами, как о нем было сказано Самим Христом, Господь да управит нашу жизнь ко спасению и дарует мир, радость в сердце, здравие и благополучие каждому. Храни вас Господь.

24 сентября 2012 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00