iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
Михаило-Архангельский монастырь. Город Юрьев-Польский.
ЖМП № 10 октябрь 2018 /  9 января 2019 г. 16:06
версия для печати версия для печати

Монастырь и музей под одной крышей

Михаило-Архангельский монастырь в городе -Юрьев-Польский — это одновременно и обитель, и крупный историко-архитектурный комплекс, и художественный музей. Такое соседство не мешает ни музейщикам, ни монашествующим. Здесь туристы охотно участвуют в церковных службах, паломники с интересом разглядывают музейные экспозиции, а директор музея поет на клиросе.PDF-версия

Город Юрьев-Польский начинался с крепости, которую заложили по приказу его основателя — князя Юрия Долгорукова. А вокруг крепость обнесли земляными валами. Крепостные стены не сохранились, а вот земляные валы можно увидеть и сегодня. Они и окружают Михаило-Архангельский монастырь, основанный в ХIII веке внуком Юрия Долгорукова князем Святославом Федоровичем.

Как Петр Барановский спас монастырь

После революции 1917 года обитель в самом центре города была закрыта, новая власть собиралась ее снести. Спас монастырь архитектор и реставратор Петр Барановский, предложивший открыть в монастырских помещениях музей. К тому времени в городе уже был небольшой краеведческий музей, который ютился в двух комнатках местной школы. Его экспонатами были художественные ценности и предметы быта, национализированные у местных помещиков и купцов, а также у церквей и монастырей. Этот музей в 1922 году и переехал в обитель. За прошедшие 90 с лишним лет музейная коллекция значительно выросла, сегодня это свыше 10 тыс. единиц хранения. Многие экспонаты не просто имеют федеральное значение, но и принадлежат федеральной казне. Музейный комплекс включает в себя несколько храмов, часовню, красивейшую шатровую колокольню XVII века, двухэтажный Архимандритский корпус.

Самый же известный «экспонат» юрьев-польского музея — это белокаменный Георгиевский собор ХIII века, последний шедевр церковного зодчества домонгольской Руси, с уникальной каменной резьбой. Его диковинные звери и птицы, святые и ангелы, глядящие со стен, давно разошлись по всем каталогам древнерусской культуры Владимиро-Суздальской земли. Собор построил князь Святослав. Внутри собора хранится еще один уникальный экспонат — Святославов крест, который князь собственноручно вытесал из камня в память о своем чудесном спасении.

Никто не хотел войны

В таком обширном музейном комплексе в стенах Михаило-Архангельского монастыря в 2006 году стала возрождаться монастырская жизнь. Наместникь монастыря игумен Афанасий (Селичев) вспоминает, что с городом Юрьев-Польский и с обителью он познакомился значительно раньше, чем был назначен сюда наместником. В 1995 году он становится наместником другого монастыря — Преподобного Косьмы Яхромского в селении Былое Юрьев-Польского района, в 25 км от нынешнего места служения. По монастырским делам отцу Афанасию приходилось бывать в Юрьев-Польском, поскольку это районный центр. «Приедешь сюда на автобусе, дела переделаешь... а куда еще идти? Пойдешь в музей, а там тебя встречает Надежда Анатольев-на Егорова, которая тогда еще была главным хранителем. Человек верующий. Сядем с ней чаю попить, разговоримся. И в беседе приходили к мысли: как хорошо было бы открыть здесь монастырь.

Правда, тогдашний директор -Татьяна Ивановна всякий раз нам отвечала, что, пока она на пенсию не уйдет, ничего мы не откроем. Мы с Надеждой Анатольевной переглядывались: ну ладно, подождем». И они дождались. В 2000 году отца Афанасия переводят в Петушки строить храм Святителя Афанасия Ковровского и гимназию при нем. «В 2006-м, когда мы построили храм и запустили гимназию, митрополит Владимирский и Суздальский Евлогий сказал мне: “Хватит тебе, Афанасий, лентяйничать, иди опять в монастырь”. — “В какой, владыка?” — “Давай Михайловский в Юрьев-Польском откроем”». Так отец Афанасий получил владычье благословение. Надежда Анатольевна, к тому времени ставшая директором музея, тоже была «за». Тогда и было подписано соглашение с музеем о совместном использовании монастыря.

Это обоюдное желание наместника монастыря и директора музея существовать в одних стенах — главное условие успеха в этой истории. Надежда Егорова проработала в юрьев-польском музее 27 лет. Она — известный в российском музейном сообществе профессионал, и при этом человек церковный. Как замечает отец Афанасий, Егорова не то чтобы свой профессионализм музейного работника подчинила церковности — она просто разумно смотрела на вещи. Она не хотела никакой войны между музеем и монастырем, потому что победителей, на ее взгляд, на этом поле битвы не бывает, все терпят поражение.

В соглашении о совместном использовании музей и монастырь прописали, что для богослужений музей отдает Михаило-Архангельский собор. А там в это время проходила выставка деревянных скульптур. Они занимали много места, мешали проводить службу, да и в большом количестве странно смотрелись в пространстве церкви. Музейщики оставили только несколько скульптур, а остальные убрали. Приехавшие в монастырь сотрудники других музеев назвали это решение директора музея вандализмом и возмутились тем, что большая часть выставки была перенесена в фонды. Даже грозились пожаловаться на Егорову. «Конечно, их тоже можно понять, — пытается объяснить логику поведения своих коллег-музейщиков Надежда Анатольевна. — 90 с лишним лет здесь существует музей. Все его знают и любят. Мы здесь обжились и чувствуем себя хозяевами. Но я говорю всегда, что князь Святослав ведь не строил музей, он возводил княжич монастырь. В храме должна совершаться служба, а не проходить выставка. Мои коллеги из нашего музея меня поддержали».

Плененные святыни

Отец Афанасий, продолжая эту мысль, говорит, что музейщики в советское время спасли очень много святынь Церкви, но сегодня пришло время, когда святыни нужно вернуть для того, для чего они были сотворены, — для поклонения. «Когда я захожу в запасники нашего музея, уж не говоря про Эрмитаж, Русский музей, Третьяковскую галерею, и вижу эти темные комнаты со стеллажами, в которых, как в тюрьме, томятся живые для меня образы, мне хочется плакать. Это плененная святыня — очень по ней скорблю. И не один я».
От слов отец Афанасий перешел к действиям. Михаило-Архангельский собор украсился святынями, которые много десятилетий хранились в музейных фондах, — подвесными паникадилами и подсвечниками ХVI века. В притворе была повешена Владимирская икона Божией Матери ХVII века. Надежда Анатольевна вспоминает, что этот образ столь удивительной красоты, что многие люди, входя в собор и видя эту икону, буквально замирали у нее. В музее хранится более 300 частиц мощей, и они были выставлены для поклонения верующих.

Восстановление монастырской жизни происходило постепенно. После десятилетий забвения литургической жизни собор надо было серьезно восстанавливать. В нем не было ни иконостаса, ни солеи, ни амвона, в алтаре — только временный деревянный столик. И музей принимал активное участие в возрождении собора. Отец Афанасий вспоминает, что по молитве появлялись люди, которые готовы были пожертвовать деньги или физически помочь. Священник пересказывает разговор по телефону с владыкой Евлогием: «Афанасий, ты же говоришь, что у тебя паникадила нет». — «Да, владыко, вы видели». — «Брат мой, игумен Никон заменил на Афонском подворье паникадило, забери старое, оно роскошное». — «Благословите... А как привезти?» — «Да он привезет тебе». И действительно, привезли, а музейщики помогли повесить.

Дом-башня для игумена

Готовность прийти на помощь и взаимная выручка помогали музею и монастырю налаживать совместную жизнь. Братия в монастыре небольшая — наместник, иеромонах и два инока, но им тоже надо было где-то жить, вести хозяйство. Свободным помещениям взяться неоткуда. Под проживание монахов были выделены монастырские башни. Отец Афанасий уточняет, что на тот момент эти башни представляли собой полые кирпичные трубы, внизу — земляной пол, сверху — деревянная крыша. За год удалось их сделать пригодными для жизни. В этом помогали и состоятельные благодетели, и музейщики. В башне, где поселился отец-наместник, появились три этажа. На первом этаже расположились прихожая, туалет и кухня, на втором — келья, а на третьем — кабинет с обширной библиотекой старинных и современных церковных книг, которую отец Афанасий собирает уже много лет.

Где-то надо было монахам хранить продукты питания. Тогда монастырь и музей написали заявление в Государственную инспекцию по охране памятников культурного наследия, чтобы разрешили приспособить подклеть колокольни, которая изначально и была для этого предназначена. Нужно было не просто получить разрешение, а сделать проект и согласовать его.

«Нам всем приходилось терпеть, смиряться, — рассказывает Надежда Анатольевна. — Отец Афанасий понимал, что монастырю придется потесниться, что музей переводить некуда и надо уживаться в тех помещениях и на той территории, которые есть. Туристы к нам приезжали и приезжают разные, кто-то в шортах, кто-то с открытыми плечами. Конечно, в такой одежде не приходят в монастырь, но мы же не можем их не пустить, они же в музей пришли. Или дети шумной толпой бегают, когда приходят на экскурсии. И монахам все это приходится терпеть. Но мы всегда старались объяснять нашим посетителям, что у нас не только музей, но и действующий монастырь и что вести себя здесь надо соответствующе».

Когда музей объединился с монастырем, появились новые интересные паломнические программы, которые включали в себя не только посещение Михаило-Архангельского монастыря, но и других близлежащих святых мест. Заметно выросла посещаемость. Музей стал проводить совместные с монастырем праздники. Летом за колокольней образуется лужайка, на которой устанавливается временная сцена. Здесь проходят интересные концерты, в том числе и духовной музыки. Много людей собирается 8 июля на праздник в честь Петра и Февронии. Как поясняет Надежда Анатольевна: «Они же “наши” -теща и тесть. Наш князь Святослав был женат на их дочери Евдокии. Поэтому для нас это почти домашний праздник».

Замороженная реставрация

Эта налаженная совместная жизнь музея и монастыря осложняется сегодня внезапно замороженной реставрацией. Как рассказывает нынешний директор музея Светлана Борисова (в этой должности она работает больше года), пять лет назад был разработан и утвержден проект комплексной реставрации Михаило-Архангельского монастыря. Тогда были проведены противоаварийные работы в надвратном храме Иоанна Богослова, на стенах и башнях. Но на этом восстановительные работы остановились, так как на их продолжение Министерство культуры не выделило средства.

«Обращались через главу нашего муниципального образования за подписью губернатора Владимирской области в Министерство культуры, лично к Мединскому, с просьбой о выделении финансирования, чтобы завершить реставрацию на начатых объектах и продолжить ее на других монастырских зданиях, которые также в ней сильно нуждаются. В феврале этого года получили ответ на имя губернатора нашей области, что финансирование ограничено и сейчас деньги выделены нашим соседям — Гороховцу, который отмечает свое 850-летие, и Александровской слободе, где тоже проходят юбилейные мероприятия».

На сегодняшний день главный вход в музей через Надвратную церковь закрыт железным забором, сам храм третий год стоит в лесах. Отец Афанасий рассказывает, что из-за проведения противоаварийных работ в башнях монахам пришлось оттуда съехать на квартиры за стенами монастыря. Вернуться обратно в свои монашеские келии они пока не могут, поскольку те разорены. В ближайшее время ни у города Юрьев-Польский, ни у Михаило-Архангельского монастыря не ожидаются громкие юбилеи, под которые Министерство культуры могло бы выделить  средства. Так что музею и монастырю опять придется ждать.

Елена Алексеева
9 января 2019 г. 16:06
Ключевые слова: монастырь
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00