iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Репортажи
После Литургии в приюте св. Варнавы
ЖМП № 12 декабрь 2019 /  6 марта 2020 г. 15:00
версия для печати версия для печати

Помоги собратьям и другу из Африки

КАК В ГРОДНЕНСКОМ БОЛЬНИЧНОМ ХРАМЕ УЧАТСЯ ЛЮБИТЬ БЛИЖНИХ И ДАЛЕКИХ

Домовому храму во имя святителя Луки Крымского при Гродненской областной больнице больше 10 лет. Он стал не просто больничным, но и приходским, куда бывшие пациенты возвращаются за духовной поддержкой и после выздоровления. Зачем гродненской общине художественная галерея и как они помогают христианам в Кении — в репортаже корреспондента «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия

Особенность гродненской церкви святителя Луки — первая в Беларуси храмовая художественная галерея «Шпиталь». Проходящие здесь выставки в основном посвящены бодрости духа, устойчивости человека перед лицом невзгод. Как правило, после каждой выставки один из экспонатов автор дарит общине, и теперь тут сформировался целый мини-музей современной белорусской иконы. Выставлялись здесь в том числе и известные в республике художники: Ирина и Александр Сивановичи, Владимир Казаков, Геннадий Лакоба, Валентина Шоба. «Проехала» через эту галерею и экспозиция исторических фотографий священника Павла Волонцевича из Литовской республики. «Отец Павел еще в 1890-е годы купил хорошую фотокамеру, до революции был известен как автор художественных фотовыставок, — рассказывает настоятель храма протоиерей Александр Хомбак. — Его работы отражают пять масштабных смен политической власти в Литве! Чудом уцелела сотня фотографий на стеклянных негативах, позднее их за сущие копейки выкупил коллекционер».

Храм оборудован в помещении бывшего склада, где поначалу время от времени священники служили молебны. Постепенно оформилось сестричество — группа волонтеров-активисток, помогавшая священнослужителям готовить больных к Таинствам исповеди и причастия, знакомившая их с азами вероучения и разносившая по палатам духовную литературу. Довольно быстро сестры выработали собственную нехитрую технологию оптимальной организации своей деятельности (как правило, в будние дни все они заняты на работе, так что для больничной помощи надо и элементарный график дежурств составить, и «оперативный резерв» предусмотреть), и к моменту освящения храма стали сплоченным ядром нового прихода. А помогло им то, что за редким исключением каждая из них сама прошла через лечение в этих корпусах.

Областная больница большая, многие пациенты попадают сюда с непростыми заболеваниями, некоторые повторно. «Мы хотим не просто исполнять здесь требы и совершать Таинства. Мы стремимся к осмысленному участию прихожан в богослужении, которое, в свою очередь, дает необходимую глубину, открывает действенность молитвы, — говорит настоятель. — Понимая, что прежняя жизнь к ним уже не вернется, пациенты часто пребывают в смятении и ждут в храме утешения. Они его, конечно, получают, но незаметно для себя одновременно знакомятся с религиозной культурой и многовековой традицией Православия, а через участие в Таинствах соприкасаются с горним миром. И, даже выздоровев и выписавшись, возвращаются сюда снова и снова».

Храм устроен так, что во время богослужения попасть в него можно как с больничной территории (причем с использованием системы переходов между корпусами), так и с улицы. Но гродненцы из жилых кварталов на окраине города тут все же редкие гости. В основном на богослужениях можно увидеть медицинский -персонал (как правило, по будням) и пациентов. Всего прихожан, по словам старожилов, около сотни человек.

«В 2012 году, когда я тут лежала, вот так же в палату ко мне пришли сестры, — вспоминает волонтер сестричества Светлана Каширская. — После нескольких бесед с ними я начала понимать: болезнь дана мне не просто так, а для вразумления. Перед операцией была на исповеди, и священник посоветовал попросить всех родных и знакомых молиться за меня. Это придало мне спокойствия и уверенности в -себе. Операция прошла успешно, и, встав на ноги, я сама стала приходить сюда, в храм. Покорили доброта прихожан, внимание к новичкам. Хочу признаться: сюда не просто тянет — эта церковь стала родной. Здесь можно поделиться наболевшим, вместе порадоваться».

Сестричество организует и паломнические поездки. Отправляясь по отдаленным малонаселенным белорусским селам, прихожане везут с собой подарки и помогают местным клирикам приводить в порядок полузаброшенные церкви. «Приехали в деревню Задворяны, — вспоминает Ирина Молодцова. — Старинный храмовый комплекс из двух церквей в жутком состоянии, полы проваливаются... Мы так прониклись тамошними нуждами, что, оказав помощь чем смогли, уже в Гродно организовали сбор средств на нужды сельского прихода-побратима. Потом приезжали еще и еще... И вот результат: в прошлом году там сделали новое отопление!»

Простираются братские связи прихода даже на... другие континенты. Ведущий библейского кружка и гродненский предприниматель Руслан Яроцкий организовал регулярную помощь православным общинам Кении.

«Канонически это территория Александрийской Церкви, — объясняет Руслан Михайлович. — На эту деятельность меня благословил наместник Елисеевского Лавришевского монастыря в Новогрудской епархии игумен Евсевий (Тюхлов), который даже однажды составил мне компанию в поездке. Но проект очень затратный, силами даже одной епархии его не потянуть. Примерно треть расходов покрывают мои личные средства, остальное — взносы меценатов (некоторые из них живут в Западной Европе), благотворительных обществ и гродненских приходов, а также нескольких православных общин в Вильнюсе».

Технология поддержки такова: собранные деньги Руслан отвозит в Найроби. Там покупает самое необходимое для местных общин и при содействии священнослужителей раздает в качестве гуманитарной помощи. За год удается организовать две-три таких поездки. «-Отправлять натурой нельзя: уровень коррупции в Кении таков, что растаможить товар и провезти его через границу нереально. Если едем вдвоем-втроем, по возможности берем с собой две-три упаковки самых необходимых школьных принадлежностей — тетради и канцелярские товары», — добавляет Яроцкий.

В целом Кения, продолжает собеседник, страна христианская — правда, с преобладанием протестантизма (впрочем, сильно сдобренного афрокультурой). Православных приходов в Найроби около десятка, а вообще кенийская паства местной митрополии — около миллиона человек. «Но динамика устойчиво положительная, потому что там сделали ставку на просвещение и катехизацию детей, — замечает Руслан. — Одно из главных попечений митрополита Кенийского Макария — православная семинария, единственная на весь Черный континент, в основном там учатся миссионеры. Прилетев первый раз в Найроби, мы обратились к высокопреосвященному Макарию, он и назвал нам направления основной помощи».

Четыре пятых всех собранных гродненским активистом средств сейчас расходуются на детский приют в деревне Джамбиния в 140 км от Найроби. «Священник Мефодий Кариуки там собрал 175 ребят — в основном сирот или из неполных семей, — рассказывает Яроцкий. — Он дает им базовое образование, дети учатся в школе. Вечная проблема — нехватка еды и воды (хотя отец Мефодий большой молодец: пробурил скважину, постоянно занимается фандрайзингом). А мы им просто привозим продукты. Кроме того поддерживаем материально двух-трех священнослужителей. В отличие от нашей Церкви, где клириков содержит приход, там священник, наоборот, вынужден материально помогать православным верующим, иначе общине выжить очень тяжело. Еще наши постоянные подопечные — община из 10 православных семей, воспитывающая инвалидов в городке Гильгиль. Дело в том, что для других категорий нуждающихся кенийские благотворительные организации выделяют небольшой социальный бюджет, а эти страдальцы вообще брошены на произвол судьбы. Священник Михаил Вайнайна опекает их и духовно (проводит богослужения, выстраивает общение), и физически (организует сбор продуктов для общины), а мы ему помогаем».

В этом году, добавляет благотворитель, появилось еще одно направление. «Видимо, обретя в глазах местных серьезный авторитет, мы оказались допущены в самые жуткие трущобы Найроби. Даже не представлял, что в XXI веке в столичном городе можно увидеть такое. На площади 15–20 м2 помещаются три-четыре семьи с детьми. Улицы между жилищами из собачьих будок, кусков шифера и мусора превращены в открытую канализацию. Повсюду беспросветная нищета, повальная ВИЧ-эпидемия. Власти осторожно оценивают население этих кварталов в 1–1,5 млн человек (точнее никто сказать просто не в состоянии), и практически никто из обитателей не видит в своей жизни перспективы. Чтобы просто пройти по району, нам посоветовали нанять местных охранников с ножами и дубинками (каждому мы заплатили по 10 долл.). Там трудится настоящий подвижник — священник Дионисий Ниугуна. Конечно, пока наши попытки помочь ему скромны, но даст Бог, ему будет легче».

6 марта 2020 г. 15:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00