iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Интервью
Митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор
10 октября 2018 г. 15:21
версия для печати версия для печати

Жизнь и молитва на Смоленской земле

В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор.ПДФ-весия

— Ваше Высокопреосвященство, вы возглавляете Смоленскую кафедру уже пять лет. Святейший Патриарх Кирилл посвятил ей почти 25 лет своего архипастырского служения. И две его известные фразы — «милейший город Смоленск» и «через Смоленск я узнал Россию» — ёмко характеризуют отношение Его Святейшества к своему служению на Смоленской земле. А с чем у вас ассоциируется Смоленск? Связывало ли что-то вас с этим городом раньше?

— У меня Смоленск ассоциируется прежде всего с той великой славной историей, с примером воинской доблести и мужества, которые стали частью истории России. С героями Великой Отечественной войны, с защитниками Родины, отдавшими за нас с вами свои жизни. Поэтому я считаю, что к памяти погибших в Вяземском котле, на Соловьёвой переправе и в других местах Смоленщины, нужно относиться со благоговением и любовью. Но история Смоленска — это и подвиг воина-мученика Меркурия, решившего исход битвы во время нашествия хана Батыя, героев, сопротивлявшихся польской интервенции в XVII веке, и воинов, павших в боях во время Отечественной войны 1812 года.

Первый раз в жизни я оказался в Смоленске на следующий день после своей архиерейской хиротонии, чтобы принять дела от преосвященного епископа Пантелеимона. Сегодня я чувствую себя частью Смоленска, я такой же его житель, как и 300 с лишним тысяч смолян. И очень надеюсь, что Смоленск меня полюбит так же, как полюбил его я. У меня такое ощущение, словно я прожил здесь всю жизнь. И другого города, если благословит Его Святейшество, мне не нужно.

Смоленск — земля Патриарха

— Что для вас как правящего архиерея самое трудное?

— Самая большая трудность для меня — поддерживать на прежней высоте тот уровень архиерейского служения и духовной миссии, который задал в свое время Святейший Патриарх Кирилл. Придя на Смоленскую кафедру, я увидел не только благолепие Успенского кафедрального собора, но и сколько труда вложил Его Святейшество в развитие отношений между государством и Церковью, организацию социального служения, в систему духовно-нравственного образования и воспитания в светских школах, создание трехуровневой системы духовного образования «детский сад — гимназия — духовное училище, семинария» и т. д. Все перечисленное — это тот показатель, которого Его Святейшество стремится достигнуть во всех епархиях и митрополиях Русской Православной Церкви. Так что Смоленская епархия — это его епархия, и таковой она и останется.

— Насколько Его Святейшество, с учетом своей загруженности, интересуется делами Смоленской митрополии? Часто ли вы советуетесь с ним по вопросам административного управления?

— Нет такого вопроса, к которому безразлично относился бы Патриарх Кирилл. Его интересует всё. Он старается держать руку на пульсе по всем аспектам жизни всех епархий, монастырей и приходов Церкви. Каждая наша встреча с ним, например, на торжествах в честь преподобного Сергия Радонежского в Лавре или иных ­мероприятиях в Храме Христа Спасителя, — это разговор о Смоленской митрополии. Святейшему Патриарху не просто интересно, что здесь происходит, но он всегда готов оказать конкретную поддержку во многих вопросах. Так, во время последней встречи мы обсуждали темы, связанные, как это часто бывает, с кадровыми назначениями. Патриарх знает многих наших клириков, большинство из них он и рукоположил: их духовное состояние, особенности характера и возможности. Святейший Владыка всегда посоветует, как правильно поступить относительно того или иного назначения. Именно поэтому стало возможным три года назад создать на территории Смоленской области еще две епархии — Вяземскую, а затем Рославльскую, выделив их из Смоленской епархии. Святейший Патриарх рекомендовал и поддержал мое представление в отношении правящих архиереев — епископа Вяземского Сергия и епископа Рославльского Мелетия.

— Можно ли говорить уже о каких-то переменах в духовной, административной жизни митрополии за минувшие три года, о видимых плодах этого разделения?

— Святейший Патриарх, предлагая идею по созданию новых епархий и учреждению мит­рополий, очень ясно разъяснил, для чего это необходимо: невозможно правильно выстроить управление в Церкви, когда архиерей взаимодействует более чем со 100 клириками. Практика показывает, что в этом случае архиерей вряд ли запомнит их всех даже по именам. Но ведь знать имена недостаточно. Нужно знать и о трудностях каждого священника. А если речь идет о женатом духовенстве, необходимо быть в курсе обстоятельств их личной жизни, потому что епископ несет ответственность не просто за священника, но и за его семью. Владыка в буквальном смысле должен заботиться о священниках, а не формально свидетельствовать, что он правящий архиерей. А это требует немало времени и усилий.

Этого правила и придерживался Святейший Патриарх Кирилл, когда, будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, создал в Смоленской епархии Попечительскую комиссию, которой удавалось материально поддерживать духовенство, оказавшееся в трудных жизненных обстоятельствах. Перед некоторыми священниками, например, стоит задача возродить церковную жизнь в малонаселенном месте.

Попечительская комиссия работает у нас и сегодня. А помощь оказывается не только конкретным священнослужителям, но и их вдовам. Иногда это разовые выплаты. Но есть и клирики, получающие финансовую помощь постоянно (ежемесячно Смоленская епархия выплачивает денежные пособия на общую сумму до 50 тыс. р., помощь оказывается в размере 7–8 тыс. р.). Пат­риарх, кстати, настоятельно рекомендует всем правящим архи­ереям создавать такие комиссии.

Кроме того, создание новых епархий позволило нам начать активнее возвращать Церкви ее храмы и монастыри, а также расширить духовно-просветительскую работу. В частности, епископу Вяземскому Сергию удалось уладить вопросы с передачей Церкви в пользование Аркадиевского монастыря в городе Вязьме, что невозможно было себе представить еще три года назад. У владыки Сергия сейчас создана необходимая административная система управления епархией, администрация города Вязьмы предоставила здание под епархиальное управление. Он также строит здание духовно-просветительского центра. Духовенство епархии ведет персональную духовно-просветительскую работу с педагогами, военнослужащими и сотрудниками правоохранительных органов.

Креативное решение

— Удалось ли вам за пять лет посетить все приходы митрополии?

— Став архиереем, я быстро осознал, что в течение года посетить все 130 приходов невозможно физически. Поэтому появление двух новых епархий, о чем я говорил раньше, эту проблему в основном решило. Но, признаюсь, и сегодня в течение года мне удается побывать примерно в 80 % приходов Смоленской епархии. Ведь приходы есть и в домовых храмах, например, при больницах. К сожалению, в силу своей занятости я не могу посещать их каждый год. Но мне удалось найти решение этой проблемы. Служа в храме того или иного благочиния, я призываю священство и прихожан этого благочиния принять участие в архиерейском богослужении. Так удается решить ряд задач. Например, это постоянный контакт архиерея со своим духовенством: после службы мы всегда остаемся со священниками для совместного общения. Оно проходит в форме чаепитий, на которые приглашаются и прихожане. На этих чаепитиях с пирогами каждый священник и прихожанин может задать архиерею любой вопрос, даже неудобный. Или обратиться с какой-то просьбой.

Обычно это не только просьбы помолиться, но и оказать материальную помощь.

Но чтобы не обсуждать такие вопросы на ходу, я всегда рекомендую обратиться к настоятелю своего храма. Приехать вместе с ним в епархиальное управление и поговорить об этом деле более обстоятельно. Как показывает практика, часто требуются не деньги, а, например, письмо (моя личная письменная официальная просьба) на имя губернатора или в один из областных департаментов. Иногда необходимо достать редкое лекарство или помочь в трудоустройстве. А бывает юридический вопрос. Наша епархиальная юридическая служба оказывает юридическую поддержку безвозмездно. Например, когда дело касается ювенальной юстиции, к нам обращаются родители, из семьи которых могут забрать детей. И здесь наши юристы встают на их защиту в суде.

Священнику нужна эмоциональная и духовная поддержка

— Сегодня во многих храмах благодаря инициативным верующим идет активная приходская жизнь. Но есть ли тенденции, которые вас беспокоят?

— Есть такая болезнь, которая не распространена в Смоленской епархии, но о которой говорил Святейший Патриарх. Я слышал о ней от разных архиереев. Это выгорание священника, когда из-за серьезной нагрузки, которая лежит на активном, самоотверженном священнике, стремящемся развивать все формы церковного служения, возникает вероятность, что он может надорваться. И задача архиерея — помочь священнику не переоценить свои силы, а сохранить внутренний душевный и духовный баланс. Разумно определить меру в тех своих усилиях, которые он прилагает как пастырь. И оказать ему поддержку и эмоциональную, и духовную.

— Каковы ваши инструменты в управлении митрополией, как часто вы на связи с правящими архиереями, как часто проходят совместные богослужения?

— Мы созваниваемся практически ежедневно. Служим вместе по самым крупным праздникам. У нас действует Архиерейский совет, где решаются все возникающие вопросы (собирается два раза в год), обсуждаются предстоящие в течение года мероприятия. Кроме того, мы участвуем в работе Совета по взаимодействию Администрации Смоленской области и Смоленской митрополии.

Чтобы пригласить владыку Сергия или Мелетия к себе в епархию, мне достаточно просто позвонить. Но мы ведем друг с другом и официальную переписку, которая фиксирует все основные события жизни Смоленской митрополии. Это сделано для историков-краеведов, чтобы даже через полвека было точно известно, что, когда и где у нас происходило на уровне межъепархиальных отношений.

— Какова степень самостоятельности правящих архиереев?

— Согласно Уставу Русской Православной Церкви каждый правящий архиерей в своей епархии самостоятельно решает вопросы о клириках и храмах. Он же отдельно от главы митрополии несет перед Патриархом ответственность за недвижимое имущество и все, что происходит в его епархии. Точно так же и я не отчитываюсь перед архиереями, кого я рукоположил или где построил храм. О проделанной работе они отчитываются формально, предоставляя мне годовой отчет. Но это не значит, что я ничего не знаю о том, что происходит в той или иной епархии. Все события в каждой епархии ежедневно фиксируются в формате новостей на сайте каждой епархии. Также открыты для всех и жизнь самого архиерея, и деятельность епархии и каждого прихода. Более того, от каждого храма требуется, чтобы у него был свой сайт, отражающий приходскую жизнь.

— Приходилось ли вам как главе митрополии разрешать споры между священниками и архиереями? Может ли священник обратиться к вам, если не удовлетворен решением своего владыки?

— Они сами стараются разрешать спорные вопросы. Но священник может обратиться ко мне, если возникла такая ситуация. Я всегда готов к диалогу. И в рамках братского общения с владыкой я могу попросить его более внимательно разобраться в той или иной ситуации. Если это недопонимание усугубляется и разрыв становится ощутимым, то Святейший Патриарх может поручить мне как главе митрополии самому урегулировать спорный вопрос и доложить ему суть дела. Слава Богу, таких случаев за три года у нас не было.

Катынь — это общая трагедия

— Существуют ли какие-то интересные совместные проекты с граничащими с вами епархиями, в том числе и в Белоруссии?

— В течение года у нас осуществляется несколько совместных проектов. Некоторые мероприятия проходят из года в год, как, например, крестный ход из Витебска в Смоленск, приуроченный к празднику иконы Божией Матери «Одигитрия». Один из проектов, реализованных в сотрудничестве с Белорусским Экзархатом, был посвящен преподобной Евфросинии Полоцкой. Смоленская и Полоцкая епархии проводили беседы в общеобразовательных школах России и Белоруссии, рассказывая об этой святой, стоящей вместе с равноапостольной княгиней Ольгой и князем Владимиром у истоков распространения Православия на Руси.

В год 70-летия Святейшего Патриарха Кирилла мы создали фотовыставку «Святейший Патриарх Кирилл: служение на Смоленской земле», где собрали свыше 400 фотографий и документов. Фотовыставка демонстрировалась не только во многих населенных пунктах Смоленской мит­рополии, но и в Национальной академии наук в Минске во время Вторых Белорусских Рождественских чтений, в Санкт-Петербургской духовной академии.

В 2017 году Смоленская епархия совместно с Синодальным отделом по религиозному образованию и катехизации Белорусской Православной Церкви реализовала культурно-просветительский проект «Храмы Смоленщины и Беларуси как символы духовного единения братских народов». Передвижная фотовыставка включала в себя 30 информационных стендов: 15 со смоленскими храмами и еще столько же с храмами Беларуси. Каждый стенд был посвящен одному храму. Он содержал фотографии внешнего вида храма, его внутреннего убранства и святынь, а также краткую историческую справку о создании храма, его месторасположении и современном состоянии. Фотовыставка экспонировалась в Полоцке, Могилеве и Смоленске. В настоящее время мы разрабатываем международный российско-белорусский проект по развитию молодежного туризма «Жемчужное ожерелье Святой Руси».

Кроме того, я часто по поручению Святейшего Патриарха бываю в Польской Православной Церкви. И одно из событий, которое нас навсегда связало с польским народом, — это День памяти захороненных в Катыни не только польских военнослужащих и священников, но и погибших в сталинских застенках граждан СССР, среди которых есть и представители православного духовенства. В частности, священномученик Серафим (Остроумов), день памяти которого отмечается каждый год 8 декабря. Мы проводим в Катыни траурные мероприятия, во время которых говорим, что это трагедия не только польского народа, но российского. В этот день в Катынь приезжает большая делегация Польской Православной Церкви, иногда вместе с группой польских дипломатов во главе с послом. В храме-памятнике Воскресения Христова в Катыни совершается Божественная литургия. Затем духовенство и миряне крестным ходом следуют к мемориалу «Катынь». На российской части мемориала у Поклонного креста совершается заупокойная лития, возлагаются цветы. Затем памятные мероприятия проходят на польской части мемориала. Катынь — это место трагедии для всех народов, которые страдали в годы тех или иных репрессий и гонений на Церковь. Подчеркну, что в ответ от поляков мы слышим только слова благодарности за то, что не акцентируем внимание на вопросе национальности. В этих мероприятиях принимает участие не только все наше духовенство, но и руководители областной администрации, муниципальной власти и общественных организаций.

В этот день помянуть своих близких приезжают и католики. Пока мы совершаем заупокойную литию около Поклонного креста, поставленного на мемориале в память о жертвах, лежащих в этой земле, они скромно стоят в стороне, не участвуя в нашем богослужении. А потом мы идем на польскую часть мемори­ала и молча молимся Христу Богу, также стоя в стороне и наблюдая, как католики совершают уже свое поминовение. Мы проявляем любовь, и поляки относятся к этому с искренней благодарностью.

— Вернемся к теме новомучеников: удается ли что-то сделать для увековечивания их памяти и для возвращения исторической памяти современным россиянам, в том числе юному поколению?

— В этом направлении работа ведется очень осторожно, но постоянно: и в изменении топонимики, и в сфере образования. Если вы посмотрите на карту Смоленска, все улицы названы именами главных революционеров. Но когда вы пройдете по смоленским улицам, то увидите под советским названием улицы табличку со старым, дореволюционным названием. Кроме того, один из центральных скверов Смоленска назван в честь священномученика Серафима (Остроумова). Набережная Днепра названа, впервые в России, в честь святого благоверного князя Владимира, Крестителя Руси. Город Дорогобуж (один из крупных районных городов Смоленской области) стал одним из пилотных городов масштабного российского проекта Ассоциации развития исторических поселений «Русская провинция» — «Код русской провинции». В рамках проекта в Дорогобуже проведено множество мероприятий, направленных на сохранение исторической памяти. Например, на исторических и культурных объектах установлены таблички с QR-кодами. Отсканировав такой QR-код на мобильный телефон, вы можете узнать, например, что это за улица, кто здесь жил, другую историческую информацию. Мы планируем начать установку табличек с QR-кодами на важных исторических объектах, в том числе и на храмах в Смоленске. Наши семинаристы, дежурящие в Успенском соборе, бесплатно проводят экскурсии — рассказывают не только об Успенском соборе Смоленска и Соборном холме, на котором он стоит, но и о православной истории Смоленска.

Что касается школьного образования, то еще Святейший Патриарх Кирилл добился того, чтобы в 8-х классах всех школ Смоленской области, как говорят педагоги, «в рамках регионального компонента», началось обязательное преподавание предмета «История православной культуры земли Смоленской». Он преподается и сейчас, — помимо основ православной культуры (ОПК)! Растет число школьников, изучающих ОПК: в 2018/2019 учебном году этот предмет будут посещать 84,6 % обучающихся 4-х классов (в 2017/2018 году — 83,2 %). В 5–9-х классах школ Смоленской области, помимо учебных курсов, на которых дети изучают историю Православия, они узнают и о подвиге новомучеников.

В Смоленской областной универсальной научной библиотеке имени Твардовского проходят ежегодные чтения, посвященные памяти великомученицы Елисаветы Феодоровны Романовой, где также звучит тема новомучеников. А смоленский храм Новомучеников и исповедников Российских регулярно инициирует в школах написание творческих работ: эссе, сочинений, рефератов о людях, отдавших за Христа свою жизнь. В настоящее время реализуется молодежный просветительский добровольческий проект «Подвигу новомучеников посвящается», ставший победителем конкурса «Православная инициатива».

И согласитесь, более мощного средства, чем мемориал Катынь, для воспитания в смоленских школьниках памяти о новомучениках, конечно, нет. В цоколе возведенного в Катыни храма-памятника Воскресения Христова расположен музей, где среди экспонатов собраны богослужебные книги и личные вещи священномученика Серафима (Остроумова), архиепископа Смоленского и Дорогобужского.

— Владыка, вы являетесь ректором Смоленской православной духовной семинарии. Какую мысль вы всегда стремитесь донести до семинаристов в первую очередь?

— Эта мысль заключается в том, что каждый из семинаристов должен точно для себя выяснить, есть ли у него призвание к пастырскому служению. В этом их главная задача. Не всякий семинарист в полной мере осознает, что пастырское служение — это призвание и дело всей его жизни. С другой стороны, ни для кого не секрет, что между готовностью и возможностью послужить Богу как пастырь есть различия. Например, бывает, что человек призывается или чувствует свое призвание к служению Богу и Церкви, а стать священником уже нельзя по каноническим причинам — у него второй брак. Но даже если есть такие препятствия, я ему объясняю, что он может послужить Церкви и в другом: нам требуются и педагоги, и иконописцы, и регенты, и специалисты по работе с молодежью, и православные психологи.

К слову, на теологическом факультете семинарии учатся не только ребята, но и девушки, уже имеющие диплом психолога. Эта cпециальность сегодня востребована в церковной жизни. И наши выпускницы ведут свою практику на отдельных приходах. К ним обращаются по вопросам и семейного консультирования, и общего консультирования. Немало людей приходит с проблемами нарко- и алкозависимости. Но особенно много случаев связано с игровой зависимостью, которая не менее опасна, чем наркомания.

— Недавно в свет вышел новый учебник по гомилетике, ориентированный в том числе и на будущих пастырей. C вашей точки зрения, как нужно говорить проповедь, чтобы она дошла до сердца?

— Я считаю, что нужно жить тем, о чем ты говоришь. Если этого нет, то слушателей твои слова оставляют равнодушными. Потому что слова не наполнены Божией благодатью. Каждый священнослужитель должен ясно понимать, что когда ты живешь духовной жизнью, то и сила твоей проповеди удваивается Божией благо­датью.

К сожалению, у нас в епархии есть такая проблема: священники не умеют говорить проповеди, хотя и учились гомилетике в семинарии. Я думаю, что задача священника — все-таки придерживаться тех норм, которые предлагает нам искусство проповеди: должно быть начало, сердцевина и завершение проповеди. Каждая мысль должна быть точна, логична и проста для восприятия. Хотя это и достигается не так легко.

Кстати, в Смоленской епархии по благословению Патриарха и по настоянию Учебного комитета Русской Церкви организованы курсы повышения квалификации для духовенства митрополии. Особенно обращаем внимание на тех батюшек, которые уже давно закончили семинарию. Отдельным пунктом в программе стоит тема гомилетики. Помимо этих курсов, в Успенском соборе существует такая практика: на каждом акафисте иконе Божией Матери «Одигитрия», который служится еженедельно по вторникам, один из священников митрополии в соответствии со своей очередностью должен прийти и сказать проповедь. Кроме того, я настаиваю и требую от благочинных, чтобы велись сайты храмов, а их настоятели не стеснялись публиковать свои проповеди. А также публиковали свои обращения, интервью и поздравления в СМИ.

Блеск паникадил

— Как вы определяете, приезжая в тот или иной храм, что его настоятель, по словам Христа, «пастырь добрый»?

— Это сразу бросается в глаза. Например, сколько прихожан на службе, насколько осмысленно они молятся. Это никогда не останется без внимания архиерея. Именно осмысленность в общей молитве мирян свидетельствует о том, насколько ответственно ведется священником работа в воскресной школе: объясняет ли он своей пастве, что такое молитва, каково участие мирянина в богослужении и его место в Церкви. Все это начинается тогда, когда человек приходит в храм с мыслью принять Таинство Крещения. Cвященник должен уделить ему необходимое внимание, доступно и убедительно объяснить истины Веры.

Порой все это (забота о благолепии храма, организация воскресных школ не только для детей, но и для взрослых, регулярное проведение огласительных бесед, организация различных мероприятий для прихожан) очень трудно и тяжело осуществить священнику, поскольку требует полной отдачи (зачастую труда без выходных), хороших организаторских способностей, умения найти помощников в организации жизни прихода. Но христианский путь жизни — это вообще нелегкое дело, это постоянная работа над собой. Поэтому работа священника видна сразу, с первых минут, как архиерей входит в храм. Даже сама атмосфера в храме говорит о том, постоянно ли присутствует батюшка в храме или забегает туда только в воскресный день.

— То, что у священника большая семья, много забот и хлопот, не может быть оправданием для закопченного кадила или залитого воском подсвечника?

— А это и есть показатель того, как миряне заботятся о своем храме. Призвал ли священник перед большим праздником прихожан (а архи­ерей всегда приезжает перед большим праздником) протереть иконы, подсвечники, стены, паникадила, причесан ли сам батюшка, чисто ли одет, встречая архиерея, как этого требует пастырская эстетика? Внешний вид, опрятность, гигиена — это очень важные аспекты пастырского служения. Ведь по ним судят о Церкви в том числе и люди, для которых храм еще не стал вторым домом. Поэтому блеск паникадил — это вполне достижимое требование ко всякому храму.

В том числе и к храму нашей души, нашей совести. Поэтому я считаю совершенно оправданным своим требованием, чтобы у каждого священника был духовник, чтобы батюшка заботился не только о чистоте храма, но и о чистоте своей души. И, опираясь на чистоту своей души, искреннее служение Богу, на личный духовный опыт и на тот образ жизни, который он ведет, смело и дерзновенно произносил проповеди. Потому что слаба та проповедь священника, который говорит одно, а делает другое.

Справка

Митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. Родился в 1974 г. в Красноярске. Закончил Красноярский государственный технический университет. В 2003 г. закончил Московскую духовную академию. В 2006 г. принял монашеский постриг, рукоположен во иеромонахи. В 1999–2007 гг. — референт Синодальной богословской комиссии. С 2010 г. — ответственный секретарь Управления делами Московской Патриархии. В 2012 г. назначен на должность наместника Высоко-Петровского ставропигиального монастыря г. Москвы. Решением Священного Синода от 12 марта 2013 г. избран епископом Смоленским и Вяземским. В 2015 г. возведен в сан митрополита, назначен ректором Смоленской духовной семинарии. С 2017 г. в связи с образованием Рославльской епархии — митрополит Смоленский и Дорогобужский.

10 октября 2018 г. 15:21
Ключевые слова: митрополия
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи