iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий: «Поездки по сельским приходам — самая большая радость для меня как правящего архиерея»
В уходящем году Тверской епархии исполнилось 750 лет. Праздничная Литургия по поводу столь значительного юбилея состоялась в Спасо-Преображенском соборе Твери. Этот храм, основанный первым Тверским епископом святителем Симеоном, несколько веков был кафедральным собором епархии, а в 1935 году большевики его взорвали. Нынешний правящий архиерей Тверской епархии митрополит Тверской и Кашинский Амвросий рассказал «Журналу Московской Патриархии», как уже в процессе воссоздания собор наполняется жизнью, зачем архипастырь недавно пригласил директоров школ на совещание в один из монастырей, часто ли он видит страх в глазах подчиненных и каким образом удалось прекратить поток жалоб в епархиальное управление от мирян. PDF-версия.  
16 декабря 2021 г. 16:30
Интервью
Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел.
ЖМП № 4 апрель 2021 /  7 мая 2021 г. 19:00
версия для печати версия для печати

Ханты-Мансийская епархия: десять лет под покровом сибирских святых

В мае этого года Ханты-Мансийской епархии исполняется десять лет. И хотя Югра больше известна как газонефтяная житница России, регион развивается не только экономически, но культурно и духовно. Наряду со строительством жилых домов здесь возводятся новые храмы, растет число прихожан, реализуются новые подходы в православном образовании, а число священнослужителей за десять лет увеличилось в три раза. Как развивается Православие в суровом нефтяном крае, какие тенденции в жизни духовенства тревожат правящего архиерея и какого священника в наши дни можно назвать идеальным — об этом «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел.

PDF-версия.

Югра приглянулась и полюбилась

— Ваше Высокопреосвященство, расскажите немного о своих первых впечатлениях от Ханты-Мансийского округа. Какие проблемы вам пришлось решать сразу после назначения?

— На Ханты-Мансийскую кафедру я был назначен после моего служения в Италии, и конечно, Югра с ее продолжительной зимой, крепкими морозами, коротким дождливым летом, комарами и назойливой мошкой была полной противоположностью Средиземноморью. Первые несколько месяцев пришлось адаптироваться к местному климату. Но прошло два-три года, и у меня появилось ощущение, что я здесь жил всегда. Этот суровый край по-своему уникален, например, тем, что здесь жили первобытные люди и обитали мамонты. В ханты-мансийском Музее природы и человека можно увидеть не только скелет мамонта, но такой редчайший экспонат, как пробитый копьем позвонок этого древнего животного. В любимом месте отдыха всех хантымансийцев и туристов — городском Археопарке — представлены скульптуры доисторических животных.

Здесь, в Югре, невероятно многообразная фауна, которая собрана в музее национальной деревни Русскинская, где проживают коренные жители Западной Сибири — ханты, сохраняющие доныне свой язык, культуру и историю. В общем, мне этот край приглянулся и полюбился.

Над чем пришлось работать в первую очередь? Нужно было зарегистрировать вновь образованную Ханты-Мансийскую епархию и перерегистрировать существующие приходы, искать здание для епархиального управления и для жилья.

Почти сразу приоритетными задачами стало строительство новых храмов и решение кадровых вопросов. В 2011 году в Ханты-Мансийской епархии, которая по площади сравнима с Францией, служило всего 39 священников и 19 диаконов. На сегодня у нас в митрополии, состоящей из двух епархий, служит 164 священнослужителя: практически в каждом городе и поселке есть свой священник. За десять лет построено или переоборудовано из других зданий более сотни храмов, воскресных школ и домов притча.

Люди были готовы к церковной жизни

— Как вам это удалось сделать? Каков ваш «рецепт»? Вы приходили к губернатору, руководству нефтяных компаний, главам городов и убеждали их в том, что надо строить храмы?

— В том числе и так. С первых дней, знакомясь с округом, посещая города и поселки, я первым делом обращался в местную администрацию, на крупные градообразующие предприятия, знакомился и обговаривал вопросы возможного взаимодействия и сотрудничества с епархией и храмостроительства.

Где-то сразу встречал понимание, и мне шли навстречу. Если община уже сложилась, администрация понимала, что храм нужен, не хватало только архиерейской инициативы, чтобы начать строительство. В других случаях мы подыскивали пустующее здание и приспосабливали его для нужд прихода и богослужений.

Мы соглашались на все варианты. Потому что главным было — организовать место для молитвы, для служения. Таким образом у нас появилось очень много, особенно в Берёзовском и Белоярском районах, храмов, переделанных из гражданских и социальных объектов. Это поселки Сосновка, Верхний Казым, Саранпауль, Хулимсунт.

В некоторых городах, например в Излучинске Нижневартовского района, была другая проб­лема: храм уже построили, но священника не было. На тот момент в городе проживало около 18 тысяч человек. И народ, чуть ли не в ноги падая, просил: «Владыка, дайте нам батюшку!» Еще не понимая, где найти священника, я дал слово, что через месяц он к ним приедет. И нашел. В Пыть-Яхе служило двое священников, и одного я отправил в Излучинск.

Точно так же в поселке Игрим Берёзовского района — храм уже стоял, но служить было некому. Подготовили и рукоположили во священника одного из диаконов, там он по сей день и служит. Поэтому главный «секрет», наверное, в том, что люди были готовы к церковной жизни, очень ждали ее и горячо молились о своем храме. А инициатива архиерея просто совпала с их чаяниями.

Преимущества служения на Севере

— Как вам удалось решить вопрос с духовенством, откуда появились новые кадры?

— Одних, конечно, приглашал, а кто-то сам просился ко мне, ведь у нас северный край, здесь есть свои преимущества, в епархии действует программа социальной поддержки священно- и церковнослужителей. Отпуск у духовенства у нас, к примеру, 44 дня, как и в мирских организациях. Такого нет в соседних епархиях. Различные меры поддержки сделали нашу епархию привлекательной для священства. И конечно, наши студенты учатся в Тобольской, Екатеринбургской, Московской, Санкт-Петербургской семинариях. Так мы решили проблему кадров.

— Другие правящие архиереи отпускали своих клириков к вам? Не роптали?

— Это обычная практика, это, в конце концов, жизнь... Если священнослужитель просится в другую епархию, силой-то держать не будешь. От нас тоже некоторые уходят. Обычно, правда, по состоянию здоровья. Просятся туда, где более мягкий климат.

В таких случаях и мною, и другими правящими архиереями даются отпускные грамоты, всё по каноническим правилам.

— Бывает ли, что студенты, которых вы отправили учиться, не возвращаются обратно?

— Бывает. Например, некоторые из них закончили Екатеринбургскую семинарию, женились и теперь служат в Екатеринбургской ­мит­рополии. Но мы все в равной степени служим Церкви. Это главное.

Научиться управлять малой церковью

— Но вот без пяти минут батюшки женятся и создают свою домашнюю церковь. Какие проблемы у них возникают на этом пути?

— Одна из тревожных тенденций, на мой взгляд, это как раз разрушение домашней церкви, духовного уклада в семьях священнослужителей. Я думаю, что для священноначалия пришло время всерьез задуматься о создании института подготовки будущих матушек. Потому что, выходя замуж за будущих священников, многие девушки не понимают, что они теперь не просто жены, но еще и помощницы священнослужителя.

Ведь насколько ревностно и самоотверженно батюшка будет служить Богу, во многом зависит от его спутницы, от мира и взаимопонимания в их семье. К сожалению, в последние годы участились разводы в семьях священнослужителей. Одна из причин — стремление матушки сделать их семейную жизнь более светской, более комфортной. Между тем матушке нужно уважать убеждения мужа, поддерживать его выбор. Ведь она выходила замуж за будущего священнослужителя и должна во всем быть ему верным другом, разделять его мировоззрение и правильно расставлять приоритеты.

Иначе домашняя церковь разрушится. Это особенно горько для священника. Ведь если малой церковью управлять не научишься, как приходом сможешь управлять? И как мы научим другие православные семьи правильно жить? Многие святые говорили: жизнь христианина должна быть организована вокруг Божественной литургии. Если Божественная литургия не стала центром жизни для христианина, я уже не говорю для священника и его семьи, то христианская жизнь организована неправильно.

— Кого можно назвать идеальным священником, на ваш взгляд?

— Идеальный священник — это тот, кто в первую очередь любит богослужение. Кто умеет найти подход и к детям, и к молодежи и в целом стремится к взаимопониманию со всеми, с кем приходится общаться, решая церковные вопросы. Кто понимает, что он для паствы, а не паства для него. Ведь священник — прообраз Христа, его задача — показать другим, кто есть Господь, донести через свое служение славу Божию и даже больше — Истину до прихожан. Это непросто, требует многих сил и самоотверженности, но другого пути у священника просто нет.

Как окормить труднодоступные приходы

— В Ханты-Мансийской епархии приходов почти в полтора раза больше, чем священников. А вы говорите, что епархия укомплектована кадрами. Нет ли здесь противоречия?

— Нет, потому что территория округа очень большая, регион малозаселенный, часть приходов находится в труднодоступных местах. Поэтому они закреплены за батюшками, которые служат относительно недалеко от них, как правило, в радиусе 50–70 км. Священники ездят туда и в жару, и в холод, и даже тогда, когда морозы за 50 градусов. А если это какой-то промышленный участок на нефтегазовом месторождении, то приходится добираться к вахтовикам на вертолете или на речном судне, ведь иначе туда не попадешь. Причем вертолет летает только два раза в неделю, а значит, три дня священник живет в тайге.

Очень важно, что у нас эти поселки закреп­лены не за приходом, а за конкретным священнослужителем. Потому что только в этом случае священник хорошо знаком с потребностями и нуждами прихожан, его все знают, он всех знает, у людей с ним есть прямая связь, и при необходимости он может приехать и вне графика.

Небесный помощник

— Владыка, в период активного становления вашей епархии к кому из святых Сибирской земли вы обращались за духовной поддержкой? Ощущаете ли ее и сегодня?

— Это святитель Сибирский и Тобольский Нектарий. Частицу его мощей (честной главы святителя) передал нам в епархию в 2012 году наместник Нило-Столобенской пустыни архимандрит Аркадий. Она хранилась у него с того момента, как в 2002 году были обретены честные мощи святителя Нектария. Для всех это была большая радость, правда я не знал еще, что в XVII веке святитель Нектарий около четырех лет служил на Тобольской кафедре.

К слову, при нем была обретена и прославилась чудотворениями икона Божией Матери Абалакская, очень почитаемая в Сибири. Так день прибытия мощей в Югру, 5 ноября, стал нашим епархиальным праздником. Сегодня они находятся в Воскресенском кафедральном соборе Ханты-Мансийска. И знаете, такое ощущение появилось, что святитель Нектарий все время рядом со мной. Я постоянно ощущаю его поддержку в своих начинаниях. И на каждой службе во всех храмах мы его обязательно поминаем молитвенно. До этого почти никто из нашей паствы о нем и не знал. К слову, у нас есть еще и частицы мощей сибирских святителей — ­Иоанна, Филофея и Павла, частица мощей святой мученицы Татианы, которая пребывает в храме Когалыма. Со Святой Горы Афон в епархию передали также иконы Пресвятой Богородицы «Отрада и Утешение», «Троеручица», «Всецарица» и «Иверская».

Храмы наполняются новыми прихожанами

— Ваши вновь построенные храмы достаточно большие по сибирским меркам. Например, в Сургуте Георгиевский храм рассчитан на 800 человек, а кафедральный Троицкий собор может вместить 1200 молящихся. Неужели они наполняются?

— Да. Число верующих у нас постоянно ра­стет. Правда, в первое время, когда в Сургуте открывали Георгиевский храм, были мысли — все, сейчас Преображенский собор наполовину опустеет. И действительно, часть людей сначала ушла оттуда в новый храм ближе к дому, но через полгода оба храма наполнились целиком. Пришли новые прихожане. Нужно учитывать, что Сургут стремительно развивается за счет приезжих со всей России. Хотя, конечно, приезжают не только православные, но и инославные. В каждом сибирском городе есть мечеть, и не ­одна. Но растет число прихожан и в наших храмах. И характерно, что в большинстве своем это люди в возрасте 35–40 лет, с детьми, это очень радует.

Иногда я долго не выезжаю из региона, и когда бываю в Петербурге или Костроме, других городах Центральной России, то во время службы мне кажется, что я вернулся в 1990-е годы. Потому что паства там в основном среднего возраста и старше, молодых очень мало. А у нас в Сургуте и в Ханты-Мансийске на праздничной службе обязательно присутствует 150–200 гимназистов, 140 причастников-грудничков, которых принесли молодые пары.

Большая часть жизни — в дороге

— Сколько приходов вам удается посетить за год самому? Правда ли, что в 2015 году вы пролетели и проехали 220 тысяч километров? Ведь это как пять раз облететь вокруг Земли.

— Да, 2015 год у меня был ударный в этом смысле, потому что необходимо было организовать строительство храмов и молитвенных помещений в труднодоступных местах. Некоторые из них я тогда посетил несколько раз. Иногда по десять дней находился в дороге. Даже научился в вертолете засыпать без наушников. Сто километров пролетели, сели, отслужили службу, встретились с людьми. Взлетели, через сто километров приземлились, и та же программа.

Сто километров — это расстояние между компрессорными станциями, и там стоят поселки, которые их обслуживают. Есть школа, детский сад, вся инфраструктура. Только храмов не было. А в каждом таком поселке живет около двух тысяч человек. Это как раз маршрут газопровода Уренгой – Сургут – Челябинск.

Если говорить в целом, то, не считая минувшего пандемийного года, стараюсь за год хотя бы раз посетить все приходы. Можно сказать, что практически большая часть жизни у меня проходит в дороге — в машине, самолете или вертолете.

Доверчивые и бесхитростные

— Особенность вашей митрополии еще и в том, что на ее территории живут малые народы Севера, в частности, ханты и манси. Среди них ведь есть и православные. Какая работа ведется по их окормлению?

— По официальным данным, численность малых народов Севера составляет около 2–3% от общего числа населения Югры. Часть их ассимилировалась и рассеялась по городам и весям, но есть три национальные деревни, где они проживают компактно: Нумто, Казым и Русскинская. Правда, их не всегда там можно застать, потому что они предпочитают жить в родовых угодьях. Это такое стойбище в лесу, где живет одна семья.

Там есть все необходимое для жизни, там они занимаются национальными промыслами: рыболовством и оленеводством. В большинстве своем это доверчивые и бесхитростные люди. Многие из них приняли Православие, но при этом сохраняют свои языческие традиции. Например, вместе с праздником Благовещения Богородицы они отмечают и свой национальный праздник Вороны.

Насколько мне известно, по их поверью ворона в клюве донесет до Господа все их чаяния, желания и просьбы, как Ангел-благовестник. Поэтому, по их мнению, не грех помолиться и ей.

Во всех трех деревнях есть православные храмы, за ними закреплены священники, которые ездят к ним на стойбища, крестят детей, венчают супругов, отпевают умерших и так далее. Усилиями местных энтузиастов у нас на хантыйский язык сургутского диалекта переведен православный молитвослов, так что ханты теперь могут молиться на родном языке.

Служение на Филиппинах

— У вас есть еще одно послушание — вы управляете Филиппинско-Вьетнамской епархией. Можно ли сравнить миссию среди малых народов Севера с миссией среди филиппинцев и вьетнамцев?

— Общее есть. Я бы сказал, филиппинцы по своему характеру чем-то похожи на ханты и ­манси, они тоже очень доверчивые. Вьетнамцы совсем другие.

А отличие — в том, что филиппинская паства не имеет православных традиций, ­вообще ­никогда их не знала. И чтобы эти традиции они от нас переняли, мы силами Филиппинско-Вьетнамской епархии сейчас переводим на тагалог (наиболее распространенный диалект филиппинского языка) Евангелие, молитвослов и богослужебные тексты. И хотя на Филиппинах есть Евангелие на английском языке, но оно не востребовано, поскольку большинство филиппинцев английского не знают. Тексты с последованием богослужения основных праздников мы уже перевели, и православные филиппинцы теперь служат Литургию на своем родном языке.

— На ваш взгляд, у русского Православия на Филиппинах есть перспективы?

— Да, перспективы большие. Несмотря на то что там подавляющая часть населения исповедует католичество и протестантизм, в ходе расколов образовались религиозные группы, которые не примыкают ни к тем, ни к другим; в частности, это представители Филиппинской независимой церкви Грегорио Аглипая или арианского раскола.

В 2015 году часть их, как известно, приняла Православие после катехизации, которую проводили наши миссионеры. В конце 2020 года в лоно русского Православия вместе с паствой из Константинопольского Патриархата перешел архимандрит Филимон (Кастро), он сейчас тоже служит на Филиппинах. Но кроме тридцати перешедших к нам общин, с такой же просьбой недавно обратилось еще пять общин и два священника Антиохийской Православной Церкви. Они оба филиппинцы и говорят, что у них есть антиохийский архиерей, но он о них, по их словам, забыл.

Мы действительно видим на Филиппинах большой интерес к Русской Православной Церкви, в том числе у президента страны и министра иностранных дел. И есть надежда, что нам будет оказана помощь в выделении земельных участков под строительство храмов и в их регистрации со стороны государства.

CПРАВКА
Митрополит Ханты-Мансийский и Сургутский Павел родился в 1956 г. в пос. Кучеровка Сумской обл. (Украина). После армии в 1989 г. поступил в Ленинградскую духовную семинарию, в 1992 г. в академию. В 1996 г. принял постриг. С 1996 г. наместник Троицкого Ипатьевского мужского монастыря г. Костромы. В период 2003–2011 гг. был настоятелем Николаевского собора в г. Сан-Франциско (США), а затем Николаевского ставропигиального прихода г. Рима. С 2011 г. епископ Ханты-Мансийский и Сургутский, с февраля 2015 г. митрополит. С августа 2019 г. управляет Филиппинско-­Вьетнамской епархией с титулом «Манильский и Ханойский».


Ханты-Мансийская епархия была образована 30 мая 2011 г. В 2014 г. из ее состава выделена Югорская епархия. В митрополии сегодня 234 храма, часовни, молитвенные помещения. Из них 161 в Ханты-Мансийской епархии. В митрополии служат 164 диакона и священника (из них в Ханты-Мансийской епархии — 125). За десять лет построено более ста объектов: это храмы, воскресные школы, дома притча. Открыты два монастыря — женский в Сургуте в честь иконы Божией Матери «Умиление» и мужской в Ханты-Мансийске во имя святителя Димитрия Ростовского. Первый храм в Югре освящен в честь Рождества Богородицы в 1593 г. в городе Берёзово. Его старостой и чтецом-­псаломщиком был государственный и военный деятель, фаворит Петра I Александр Меньшиков. Первый храм в Сургуте освящен в 1594 г. в честь Святой Живоначальной Троицы. Первый храм в Ханты-Мансийске (старое название — Самарово) освящен в честь Покровской иконы Божией Матери в начале XVIII в.

Репортаж из Ханты-Мансийской епархии читайте здесь.

7 мая 2021 г. 19:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Подрясник как форма проповеди
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл статей, задача которых — собирать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Ценность материала именно в том, что это ответ не одного пастыря, а целая палитра мнений, отражающих разные аспекты темы и не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви для того, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.
6 августа 2022 г. 19:00
Циничная афера на уровне государства
Одним из распространенных стереотипов советской историографии изъятия храмового имущества в 1922 году являлся тезис о всенародной поддержке этой антицерковной кампании государства. И хотя изъятие ценностей часто проходило в форме грабежа и почти всегда на фоне волнений среди верующих, многие ученые до сих пор уверены: широкие слои народа с пониманием отнеслись к тому, что Церковь должна отдать властям все, что у нее есть, включая священные сосуды. Мифы об изъятии церковных святынь, порожденные советскими пропагандистами столетие назад, на основе новых архивных данных «Журналу Московской Патриархии» прокомментировал научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, кандидат философских наук, кандидат богословия священник Сергий Иванов. PDF-версия.
22 июля 2022 г. 11:00