iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Соло на саксофоне для святой Вероники
«К Львовой-Беловой в гости? Это, наверное, дочка Алексея Александровича? Как же, как же, знаменитая в нашем городе фамилия!» — попутчики в купе фирменного поезда «Сура» не скрывают восхищения своим выдающимся земляком. Справедливости ради, дочь известного в Поволжье музыканта, ныне руководящего одним из краснодарских теат­ров, тоже успела заслужить право на признание не только на уровне Пензы, но и, пожалуй, всей страны. Многодетная мама Мария Львова-Белова, воспитывающая пятерых кровных и четверых приемных детей, придумала и реализует беспрецедентный для России проект государственно-церковно-общественного партнерства, помогающий людям с тяжелыми формами инвалидности нормально жить и самостоятельно зарабатывать на хлеб. За один день в Пензе корреспондент «Журнала Московской Патриархии» выяснил, откуда у Марии Алексеевны деньги на социальную адаптацию двух десятков инвалидов, почему ей помогают второе и четвертое лица государства, как происходит катехизация обитателей дома-коммуны и при чем тут великий джазмен Луи Армстронг. PDF-версия.  
19 марта 2019 г. 13:26
Новости
Кадр из фильма
28 октября 2013 г. 10:00
версия для печати версия для печати

Блеф, или С Новым годом: премьера документального фильма о российских сиротах

В столичном культурном центре «Покровские ворота» состоялась официальная премьера нового документального фильма режиссера Ольги Синяевой о социальном сиротстве и о государственной системе воспитания детей, оставшихся без попечения родителей. Небольшой зал не смог вместить всех желающих — даже с поправкой на то, что зрители стояли в проходах и сидели на полу.

По словам сценариста, семейного психолога Людмилы Петрановской, поводом для создания этой тяжелой ленты послужила история в собственной семье Ольги Синяевой. «Она усыновила из детдома трехлетнего мальчика Игоря, - рассказывает Людмила, - и думала, что со временем не очень заметные поначалу последствия воспитания в казенном госучреждении исчезнут. Когда же этого не случилось, мы стали анализировать, почему так происходит».

Собственно, весь фильм, на съемки которого ушли четыре долгих года, и есть красноречивый ответ на это «почему». Препарирующая с журналистским хладнокровием систему государственного попечения о сиротах Синяева прослеживает всю цепочку учреждений, которая ждет этих маленьких граждан нашей страны — от Дома малютки до тюремной койки или психоневрологического интерната (и еще неизвестно, какое из этих зол следует признать меньшим). Высвечивает «родимые пятна» депривации — психологического синдрома отказников, обусловленного отсутствием контакта с родным человеком, нехваткой постоянной поддержки взрослыми. Вскрывает порочную практику принудительного направления в психбольницу школьников, у которых этот синдром развивается в психиатрические отклонения. Объезжает несколько российских регионов, пока не находит соглашающихся рассказать на камеру об обыденных ужасах содержания в этих заведениях воспитанников и даже должностных лиц.

Снятый в переменной, с постоянными перебивками, черно-белой и цветной графике, фильм «Блеф...» вполне мог бы стать кинематографической сенсацией, если бы не несколько бесспорных просчетов. Для современного зрителя, пусть даже думающего и интеллектуального, растянутые на две серии полтора часа документального кино — явный перебор. Тем более что лента не лишена досадных длиннот, бросающихся в глаза повторов и долгих топтаний на одной и той же ноте. Не может не вызвать недоумения и анонимность абсолютно всех героев — как маленьких, так и взрослых. Ведь совершенно очевидно, что далеко не все съемки велись скрытой камерой. И будь на то чья-то злая воля, давшего «неудобное» интервью ответственного сотрудника всегда можно идентифицировать, а в этом случае неуклюжие титры «где-то в России» вряд ли спасут.

Глупо отрицать, что фильм имеет острую направленность против так называемого «закона Димы Яковлева». На это намекает и его второе название (тема скорой встречи Нового года, незадолго до наступления которого депутаты Госдумы голосуют против усыновления российских сирот американцами, пронзает всю картину). А тот побочный факт, что сама Ольга Синяева после завершения фильма перебралась за рубеж на постоянное место жительства, делает нарисованный автором ландшафт вовсе уж безрадостным.

В целом приглашенные на премьеру эксперты не жалели густых темных красок для описания последних событий на этом «фронте» нашей социальной политики, особо критично отзываясь об отмененном в 2008 году так называемом семейном патронате и обусловленном этим ежегодным падением совокупного семейного устройства сирот в России. «Но не будем забывать о 167-м федеральном законе, подписанном президентом 2 июля этого года, - говорит зампред комиссии по вопросам социального развития Общественной палаты РФ Борис Альтшулер. - Согласно ему конкретные правила содержания сирот в детских учреждениях определяются Правительством Российской Федерации. И уже в середине июля Министерство образования вывесило для обсуждения официальный проект правительственного постановления, в соответствии с которым во всех сиротских учреждениях вводятся семейные группы с непрерывным круглосуточным пребыванием прикрепленного взрослого воспитателя. И никаких «ночных нянечек»! Конечно, это паллиатив, а воспитатели, скорее всего, будут работать по сменному графику. Но ведь даже такого принципиального и очевидного для всех нормальных людей шага мы добивались около десяти лет!»

«Церковный Вестник» предлагает вниманию читателей подробный рассказ о том, что на этом фоне происходит в действующих под эгидой Русской Православной Церкви детских домах и приютах.

28 октября 2013 г. 10:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00