iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мы вериги несем на теле нерассказанных этих лет
В судьбе Сергея Иосифовича Фуделя нашла отражение эпоха гонений на Церковь. Одиннадцать лет он провел в ссылках, первый срок получил в 22 года за то, что в его квартире нашли 35 экземпляров послания митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, призывавшего не подчиняться обновленцам. Во время Великой Отечественной войны был призван в армию и служил в железнодорожных войсках, а после войны опять был арестован. Первый дом, который он построил для своей семьи накануне войны, сгорел… Неустроенность, безденежье, переезды с женой и детьми, отсутствие постоянного места работы и источника дохода... И в то же время Сергей Иосифович не был сломлен. Он смог сохранить библиотеку с творениями святых отцов. Писал, понимая, что, возможно, его труд никогда не будет опубликован. Его мысли и суждения расходились в рукописном виде, распространялись среди верующих, переписывались, перепечатывались на машинке…Разговор о творческом наследии С. И. Фуделя с читателями «Журнала Московской Патриархии» ведет сегодня старший преподаватель МГУ, преподаватель Института дистанционного образования ПСТГУ, кандидат филологических наук, магистр теологии Даниил Дмитриевич Черепанов. PDF-версия.
16 января 2024 г. 14:30
Михаил Ефимович Губонин — верный свидетель церковной истории ХХ века
В 2025 году Русская Православная Церковь будет отмечать 100-летие блаженной кончины святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Его первосвятительское служение пришлось на самое начало кровавых гонений, воздвигнутых безбожной властью на Церковь. Враги Христовы всеми силами стремились засекретить или уничтожить документальные свидетельства как своих беззаконий, так и мужества защитников веры. Кому же было суждено противостоять этому? История знает самоотверженных тружеников, которые втайне, настойчиво и непреклонно совершали свой подвиг служения правде, не дожидаясь понуждения и не имея гарантий, что их усилия не пропадут. Таким был Михаил Ефимович Губонин, собравший огромный корпус документальных материалов, касающихся эпохи святителя Тихона. Его первый архив был изъят органами госбезопасности, но он не убоялся и смело продолжил работу, заложившую документальную основу для современных исследований по истории Русской Православной Церкви. О человеке, дело которого устояло (см. 1 Кор. 3, 14), рассказывает ректор Православного Свято-­Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, имевший духовную радость общения с М. Е. Губониным. PDF-версия.
21 ноября 2023 г. 14:00
«Величавое сладкоголосие»
В 2023 году исполнилось 100 лет со дня кончины Константина Васильевича Розова — единственного священнослужителя в истории Русской Церкви, нареченного титулом «Великий архидиакон». Современники знали его как человека крепкой веры и необыкновенного таланта. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве прошли праздничные мероприятия, завершившиеся концертом памяти отца Константина Розова в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с участием ведущих диаконов Русской Православной Церкви. Художественный руководитель Московского Синодального хора заслуженный артист Российской Федерации Алексей Пузаков и композитор Антон Висков рассказывают читателям о Великом архидиаконе — усердном и ревностном служителе Церкви во время гонений ХХ века. PDF-версия.    
2 августа 2023 г. 16:00
Начало поражения обновленцев было положено в Москве
В 2022 году в связи со столетием начала кампании по изъятию церковных ценностей «Журнал Московской Патриархии» много писал о тех событиях. В 1922 году в разгар этой кампании возникло движение обновленцев, ставшее одновременно печальной и героической страницей в истории Русской Церкви. Сто лет назад, весной 1923 года, в Москве прошел раскольничий собор, на котором была сделана попытка отменить институт патриаршества и лишить Предстоятеля Русской Церкви патриаршего сана и монашеского достоинства. О причинах возникновения обновленцев, о том, как готовился этот «собор» и как он стал началом краха обновленческого движения, как Патриарх Тихон вместе со своей паствой сумел противостоять разрушительной силе раскола, рассказывает священник Сергий Иванов, кандидат богословия, научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. PDF-версия.
16 мая 2023 г. 10:30
Митрополит Гурий (Егоров) – защитник веры и исповедник xx века
В послереволюционные советские годы гонений на Церковь такие пастыри, как митрополит Гурий, спасали Русскую Православную Церковь от уничтожения, а ее паству от рассеяния. Иеромонах Гурий стоял у истоков создания Александро-Невского братства, прошел через тюремные застенки и ссылку, после освобождения из Беломорско-Балтийского лагеря уехал в Ташкент и там со своими духовными чадами организовал тайную общину. После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году, готовил к открытию Троице-Сергиеву лавру и возвращение Церкви мощей преподобного Сергия Радонежского. Более шести лет возглавлял Ташкентскую кафедру, служил в Саратовской епархии, обустраивал храмы и монастыри на Украине и в Белоруссии, возглавлял Ленинградскую кафедру и окончил служение в Крыму, упокоившись в 1965 году. PDF-версия.  
27 апреля 2023 г. 14:30
Интервью
Епископ Ялтинский Нестор
ЖМП № 3 март 2010 /  12 апреля 2021 г. 17:30
версия для печати версия для печати

Епископ Ялтинский Нестор: «Святитель Лука шел навстречу своим страхам»

На вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает церковный историк, соавтор-составитель сборника «Крымская епархия в документах святителя Луки (Войно-Ясенецкого) и надзирающих органов. 1946–1961». PDF-версия. 

— Ваше Преосвященство, ваше служение неразрывно связано с Крымским полуостровом. Знали ли что-то в обществе об архиепископе Луке (Войно-Ясенецком) на излете советской эпохи, помнили ли его церковные люди?

— Первую книгу об этом человеке, систематизирующую его жизнь и труды, написал светский историк Марк Покровский. Он был диссидентом, впоследствии эмигрировал на Запад. Я читал эту работу еще в самиздате. В стене забвения архиепископа Луки она, конечно, проделала изрядную брешь, но не была лишена изъянов. Верующие же люди, особенно в Крыму, владыку Луку, разумеется, помнили, ведь он пребывал на кафедре полтора десятка лет. Но свидетельства эти передавались из уст в уста и понемногу приобретали характер легенд.

— Вы подробно изучали биографию святителя, работали с громадным корпусом сопутствовавших его жизни архивных документов. Что поразило вас больше всего?

— Я видел его первое уголовное дело — среднеазиатское. Там очень много... человеческого! Например, в череде допросов присутствует момент, когда после колоссального давления на подследственного и, видимо, после избиений он отвечает: «Да, хорошо, завтра я дам показания о своей контрреволюционной деятельности». Допрос на этом завершается, заключенного возвращают в камеру. Далее происходит непонятное: ровно двадцать дней ни одного допроса, через три недели дело передают другому следователю — и святитель твердо заявляет ему: никаких показаний, от своих прежних слов отказываюсь, потому что они были произнесены под давлением. Тут рождается святитель Лука, которого мы знаем: четкий, ясный, точно знающий собственные права и готовый сражаться за свое исповедание и за каждый сантиметр своего внутреннего пространства.

Мы можем только предполагать, что случилось тогда в камере с епископом Лукой. Но способность сказать «нет» становится принципиальной чертой его собственной свободы. При погружении в его биографию мы, впрочем, понимаем, что она основывалась на твердом фундаменте характера и личных убеждений. Ведь он мог бы стать хорошим художником — но решает, что доверяться этому душевному влечению неправильно, а гораздо больше пользы он принесет в медицине. После университета ему предлагали заниматься наукой на кафедре — но он с головой окунается в ремесло земского врача. Состоявшись как врачеватель, кажется, выходит на стабильную, прямую жизненную траекторию — но не боится ее поломать, принимая после революции священный сан, а по смерти жены и хиротонию во епископы, не обещавшую в большевистском государстве, как он, конечно, прекрасно уже тогда понимал, ничего, кроме ­лишений и страданий. Святитель Лука всегда шел навстречу своим страхам, не поворачивался к ним спиной, и всегда находил верное направление движения. Это его восхождение было подобно подъему по лестнице Иакова, каждый шаг по которой, как известно, дается с трудом, но делает тебя все выше.

— Как вам кажется, чем объясняется феномен взрывного роста известности и молитвенного почитания святителя Луки у православных как в России, так и за рубежом, свидетелями которого мы становимся?

— Это очень мощная фигура в новейшей истории Церкви — яркая, выразительная. Многие исповедники веры, увы, не пережили гонений, широкой известности в народе не снискали. Святителю же Луке Господь даровал длительное епископское послушание в относительно спокойные послевоенные десятилетия. Но главное, мне кажется, — гармоничное сочетание в святителе нескольких граней его самобытной натуры. Во-первых, это ученый — представитель научного мировоззрения в классическом его виде, заслуживший признание в медицинской науке. В то же время у него присутствует вполне целостное церковное мировоззрение, вытекающее из евангельской правды и святоотеческого учения. И вот это редкое соединение, конечно, побуждает разобраться: как это советский доктор может носить панагию, а православный епископ — врачевать в государстве рабочих и крестьян?! Второй притягательный момент — драматургия личной жизни. Жена-красавица, нарушившая ради брака с ним собственный обет безбрачия и рано ушедшая из жизни. Маленькие дети, крест воспитания которых отец-одиночка возложил на себя смиренно и безропотно. Другие жизненные удары, породившие в нем невероятную внутреннюю энергию. Наконец, Лука Войно-Ясенецкий никогда не был диссидентом, внутренне он всегда осознавал себя советским человеком. И если он критикует советский строй — только потому, что считает себя полноправным гражданином своей страны и полагает, что вопросы ее внутреннего устроения касаются и его тоже. Здесь, думаю, кроются истоки его громадной смелости, граничившей в некоторые моменты даже с пафосом. В эпоху, когда многие епископы были сломлены и являли в той или иной степени формы сервилизма, святитель Лука сопротивляется гнету в отношении Церкви как гражданин — лауреат Сталинской премии, подпитывающий своим нонконформизмом собственные силу и правоту. И это, конечно, не может не привлекать.

 

Ландыши и незабудки любил больше всего


МАЙЯ ПРОЗОРОВСКАЯ,

внучатая племянница святителя Луки


На многих фотографиях святитель Лука выглядит строгим, даже суровым, поэтому сложился стереотип, что таким он был и в жизни. Да, наверное, в отношении к своим обязанностям, в своем главном служении так и было. Но в моей памяти осталась картинка, когда на даче в Алуште он сидит на веранде, увитой виноградом, в белом подряснике — весь светлый, благостный. Он очень любил цветы. И не пышные букеты, а анютины глазки, ландыши, незабудки.

* * *

О его мытарствах я узнала, когда в Алуште на даче святитель диктовал свои мемуары, опубликованные затем в книге «Я полюбил страдание». Секретарь записывала, а мы с мамой затаив дыхание, украдкой смахивая слезы, слушали о его скитаниях по ссылкам и тюрьмам, о пытках. Рассказывал, как его ставили на сутки в деревянный ящик, в котором можно было только стоять. А когда он терял сознание, обливали ледяной водой и вели на очередной допрос, требуя отказа от веры, признания, что он немецкий шпион. Но говорил об этом совершенно спокойно, словно речь шла о ком-то другом.

И когда он уже полностью потерял зрение (это случилось в 1956 году, левый глаз от перенесенных пыток перестал видеть еще до ­войны), я ни разу не слышала, чтобы он высказал недовольство или кого-то осуждал. Жалел только, что из-за заключения в тюрьмах и ссылках не сумел помочь многим больным.

* * *

На дни рождения он делал нам всем небольшие подарки — дарил свои фотографии или книги с подписями. На книге Глеба Успенского «Нравы Растеряевой улицы» он написал: «Внучке моей Марусе в 21 год рождения. Читай, милая Маруся, об этих бедных людях, стоящих на низкой ступени человеческого достоинства, и жалей их. А сама стремись к тому высокому достоинству, к которому призывает нас Христос великим словом: "Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный". Чистотой, кротостью и любовью да сияет твое сердце перед людьми. Архиепископ Лука. 7 мая 1951 года».

 

СПРАВКА
Епископ Ялтинский Нестор (Николай Николаевич Доненко), викарий Симферопольской епархии, родился 20 февраля 1958 г. в г. Бердянске (Запорожская обл.). По окончании Харьковского художественно-промышленного института работал в Художественном фонде Симферополя. Обучался в Респуб­ликанской художественной школе им. Т. Г. Шевченко в Киеве. В 1989 г. вступил в Союз художников СССР. Исполнял послушание чтеца в симферопольском Свято-Троицком кафедральном соборе. В 1992 г. рукоположен во диаконы и во пресвитеры. С 1993 г. — настоятель Покровского храма в Ореанде (Ялта). В 1996 г. окончил Одесскую духовную семинарию. С 1995 г. — член Синодальной комиссии Украинской Православной Церкви по канонизации. Пострижен в монашество 13 июня 2018 г. Возведен в сан архимандрита 17 июня того же года. Решением Синода Украинской Православной Церкви от 25 сентября 2018 г. (журнал № 35) назначен епископом Ялтинским, викарием Симферопольской епархии.

 

Также читайте на нашем сайте интервью с митрополитом Симферопольским и Крымским Лазарем и  исторический материал об обретении честных мощей святителя Луки Крымского (Воино-Ясенецкого).

 

 

12 апреля 2021 г. 17:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Пастырское богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского
Школьное богословие, чаще называемое схоластическим, нередко обличают в отсутствии живой мысли, чувства, дыхания истинной жизни и Духа Святого. Хлесткая фраза протоиерея Георгия Флоровского «богословие на сваях» хотя и применялась им к ситуации конца XVIII века, тем не менее стала для многих «вневременным» приговором русскому академическому богословию.  Богословие молитвенное, созерцательное, богословие духовного опыта и жизни во Христе зачастую противопоставлялось и противопоставляется школьному богословию. В этом поле напряжения личность, жизнь и богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского, являющегося одним из ярчайших примеров опытного богословия в русской традиции, кажется парадоксом и не может не вызывать удивления и недоуменного вопроса: в чем загадка? «Школа» не смогла «испортить» отца Иоанна, и он, вопреки «школьной» установке, смог уберечь живое чувство веры, стремление не к рациональному знанию, а к жизни во Христе? Или все же школьное богословие так или иначе содействовало богословскому и духовному росту святого праведного Иоанна? PDF-версия.    
12 февраля 2024 г. 14:00
Дивеево в лицах
Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь открывает гостям и паломникам внешнюю сторону своей жизни. Это величественные соборы, богослужения с вдохновенным пением насельниц, дивеевские музеи, где хранятся монастырские реликвии, святые источники. Внутренняя, духовная жизнь, исполненная послушаний и неустанной молитвы, скрыта от посторонних глаз. Ее заповедал дивеевским сестрам святой Серафим Саровский по указанию Самой Пречистой Богородицы, назвавшей Дивеево Своим четвертым уделом. Об особенностях монашеской жизни в Дивеевском монастыре, о том, что такое закрытые Литургии и в чем первая игумения Мария (Ушакова) служит примером для сестер, о необычных случаях помощи по молитвам к преподобному Серафиму узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.    
8 февраля 2024 г. 13:00
Игумения Сергия (Конкова): «С верой в Бога можно сделать и невозможное»
В 2023 и 2024 годах в истории Серафимо-­Дивеевского женского монастыря сразу две памятные даты: 120 лет со дня прослав­ления преподобного Серафима Саровского (19 июля / 1 августа 1903 года) и 120 лет со дня кончины первой игумении обители Марии (Ушаковой; † 19 августа / 1 сентября 1904 года). Судьбы первой и нынешней дивеевских игумений имеют сходство. В 1991 году матушка Сергия (Конкова) так же, как некогда игумения Мария, приняла под свое руководство разоренную обитель и за несколько десятилетий привела ее к процветанию. В чем ее предшественница стала примером, как удалось не только возродить обитель, но и создать многочисленные скиты, в чем главные проблемы духовной жизни — об этом игумения Сергия рассказала «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.    
5 февраля 2024 г. 17:00