iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мы вериги несем на теле нерассказанных этих лет
В судьбе Сергея Иосифовича Фуделя нашла отражение эпоха гонений на Церковь. Одиннадцать лет он провел в ссылках, первый срок получил в 22 года за то, что в его квартире нашли 35 экземпляров послания митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, призывавшего не подчиняться обновленцам. Во время Великой Отечественной войны был призван в армию и служил в железнодорожных войсках, а после войны опять был арестован. Первый дом, который он построил для своей семьи накануне войны, сгорел… Неустроенность, безденежье, переезды с женой и детьми, отсутствие постоянного места работы и источника дохода... И в то же время Сергей Иосифович не был сломлен. Он смог сохранить библиотеку с творениями святых отцов. Писал, понимая, что, возможно, его труд никогда не будет опубликован. Его мысли и суждения расходились в рукописном виде, распространялись среди верующих, переписывались, перепечатывались на машинке…Разговор о творческом наследии С. И. Фуделя с читателями «Журнала Московской Патриархии» ведет сегодня старший преподаватель МГУ, преподаватель Института дистанционного образования ПСТГУ, кандидат филологических наук, магистр теологии Даниил Дмитриевич Черепанов. PDF-версия.
16 января 2024 г. 14:30
Михаил Ефимович Губонин — верный свидетель церковной истории ХХ века
В 2025 году Русская Православная Церковь будет отмечать 100-летие блаженной кончины святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Его первосвятительское служение пришлось на самое начало кровавых гонений, воздвигнутых безбожной властью на Церковь. Враги Христовы всеми силами стремились засекретить или уничтожить документальные свидетельства как своих беззаконий, так и мужества защитников веры. Кому же было суждено противостоять этому? История знает самоотверженных тружеников, которые втайне, настойчиво и непреклонно совершали свой подвиг служения правде, не дожидаясь понуждения и не имея гарантий, что их усилия не пропадут. Таким был Михаил Ефимович Губонин, собравший огромный корпус документальных материалов, касающихся эпохи святителя Тихона. Его первый архив был изъят органами госбезопасности, но он не убоялся и смело продолжил работу, заложившую документальную основу для современных исследований по истории Русской Православной Церкви. О человеке, дело которого устояло (см. 1 Кор. 3, 14), рассказывает ректор Православного Свято-­Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, имевший духовную радость общения с М. Е. Губониным. PDF-версия.
21 ноября 2023 г. 14:00
«Величавое сладкоголосие»
В 2023 году исполнилось 100 лет со дня кончины Константина Васильевича Розова — единственного священнослужителя в истории Русской Церкви, нареченного титулом «Великий архидиакон». Современники знали его как человека крепкой веры и необыкновенного таланта. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве прошли праздничные мероприятия, завершившиеся концертом памяти отца Константина Розова в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с участием ведущих диаконов Русской Православной Церкви. Художественный руководитель Московского Синодального хора заслуженный артист Российской Федерации Алексей Пузаков и композитор Антон Висков рассказывают читателям о Великом архидиаконе — усердном и ревностном служителе Церкви во время гонений ХХ века. PDF-версия.    
2 августа 2023 г. 16:00
Начало поражения обновленцев было положено в Москве
В 2022 году в связи со столетием начала кампании по изъятию церковных ценностей «Журнал Московской Патриархии» много писал о тех событиях. В 1922 году в разгар этой кампании возникло движение обновленцев, ставшее одновременно печальной и героической страницей в истории Русской Церкви. Сто лет назад, весной 1923 года, в Москве прошел раскольничий собор, на котором была сделана попытка отменить институт патриаршества и лишить Предстоятеля Русской Церкви патриаршего сана и монашеского достоинства. О причинах возникновения обновленцев, о том, как готовился этот «собор» и как он стал началом краха обновленческого движения, как Патриарх Тихон вместе со своей паствой сумел противостоять разрушительной силе раскола, рассказывает священник Сергий Иванов, кандидат богословия, научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. PDF-версия.
16 мая 2023 г. 10:30
Митрополит Гурий (Егоров) – защитник веры и исповедник xx века
В послереволюционные советские годы гонений на Церковь такие пастыри, как митрополит Гурий, спасали Русскую Православную Церковь от уничтожения, а ее паству от рассеяния. Иеромонах Гурий стоял у истоков создания Александро-Невского братства, прошел через тюремные застенки и ссылку, после освобождения из Беломорско-Балтийского лагеря уехал в Ташкент и там со своими духовными чадами организовал тайную общину. После окончания Великой Отечественной войны, в 1946 году, готовил к открытию Троице-Сергиеву лавру и возвращение Церкви мощей преподобного Сергия Радонежского. Более шести лет возглавлял Ташкентскую кафедру, служил в Саратовской епархии, обустраивал храмы и монастыри на Украине и в Белоруссии, возглавлял Ленинградскую кафедру и окончил служение в Крыму, упокоившись в 1965 году. PDF-версия.  
27 апреля 2023 г. 14:30
Общество
Село Горетово, храм Святой Троицы
ЖМП № 5 май 2014 /  8 мая 2014 г.
версия для печати версия для печати

Скрижали нашей памяти

Почитание российским обществом и даже воцерковленной его частью подвига новомучеников уже сегодня кажется недостаточным. С годами дистанция, которая отделяет современного человека от этой темы, грозит стать еще более трудной. Уходят последние свидетели эпохи; реалии жизни и подвиги новомучеников стираются из памяти. Мемориальный центр при храме Новомучеников и исповедников Российских в Бутове предлагает акцентировать тему страданий за веру путем установки на фасадах и в притворах храмов, где служили или несли церковное послушание новомученики и исповедники Русской Церкви, специальных памятных знаков.

Для большинства активных верующих людей исповедники веры, к сожалению, до сих пор не стали той «золотой цепью», которая, по словам святого Симеона Нового Богослова, должна нас соединить с праведниками минувших эпох, с полнотой Церкви торжествующей. Мой опыт общения с паломниками на Бутовском полигоне показывает, что люди часто не знают, что в том же самом храме, где они теперь собираются на Литургию, или на соседнем приходе когда-то служили и молились новомученики, пострадавшие за веру в годы массовых гонений.
Этому печальному положению дел есть, конечно, множество объяснений. Во-первых, в большинстве случаев новомученики пострадали в застенках вдали от своей паствы, а их прославление, произошедшее в течение последних 25 лет, логически предшествует их почитанию верующими. Во-вторых, современные приходы, как правило, возрождены совсем недавно. В-третьих, их прихожане оказались оторваны от своих корней. Среди множества причин, конечно, можно назвать и общую ситуацию с исторической памятью.
Казалось бы, какие возможности для миссии открывает то обстоятельство, что в большинстве возрожденных храмов присутствуют свои святые! Никогда в русской истории святые подвижники не находились так близко к приходской жизни, никогда не освящалось она так широко и в прямом и в переносном смысле их святыми именами, их верой, трудами и страданиями. Но факт остается фактом: этот уникальный дар Русской Церкви в значительной мере до сих пор остается под спудом.

Памятный крест

Одним из способов акцентировать внимание прихожан, гостей храма, а иногда и просто людей, проходящих у церковной ограды, на этой -теме явля-ются особые мемориальные -знаки. Они могут быть установлены на зданиях церквей и других исторических зданиях.
Церковно-общественный мемориал в Бутове, будучи одним из центров изучения и возрождения многовековой культуры памяти Русской Церкви, два года назад выступил с идеей установки памятных досок на храмах, где несли свое служение новомученики. На первый взгляд, это может показаться искусственным перенесением сугубо светской и достаточно казенной формы мемориальной культуры в церковную ограду. Но при всем внешнем сходстве то, что мы предлагаем, существенно отличается от привычных мемориальных знаков и по форме, и по содержанию.
Надо заметить, что сами по себе мемориальные доски — это очень древний способ сохранения памяти о событиях прошлого. Исторически он связан с монументальной эпиграфикой, надписями на стенах древних храмов и общественных зданий. Эти надписи известны задолго до нашей эры, фактически с момента изобретения письменности в цивилизациях Междуречья и Египта.

В христианскую эпоху появляется особый вид мемориального знака — памятный крест. По сути, именно как надмогильный памятник крест стал самым распространенным типом мемориального сооружения в России. Крест несет в себе образ Животворящего Древа Крестного и является символом победы Христовой над смертью и адом. Он также может быть памятником, нести в своей символике и в надписях историческое содержание, хранить для потомков имена и даты своих создателей, рассказ о закладке храма, повествование о том или ином важном событии. Все эти три значения: памятного креста, мемориальной доски (мемориальной надписи) и кенотафа (см. справку), несет в себе мемориальный знак, который мы предлагаем устанавливать на фасадах (или в случае невозможности в притворах) тех храмов, где служили или несли церковное послушание новомученики и исповедники Церкви Русской. Этот проект мы условно назвали «Скрижали» (в толковом словаре В.Даля дается такое определение: «СКРИЖАЛЬ, ж... доска, плита с письменами»).

Единство смысла и содержания
Формы церковных памятных знаков, конечно, могут быть разными. Однако не стоит грубо копировать форму светской мемориальной доски, которая хотя и имеет в России дореволюционную предысторию (первые такие доски были установлены в Санкт-Петербурге еще в XIX веке), но прочно вошла в городской ландшафт уже позднее, вместе с идеологизированными формами советского монументализма.
Гораздо плодотворнее будет обращение к наследию отечественной мемориальной культуры. Традиция закладных крестов, своеобразной реп-ликой которой могли бы стать «скрижали» нашего времени, получила в XIV–XVII веках большое распространение, особенно в Северо-Западной Руси, в Новгороде Великом, Пскове, Изборске, Старице и других городах. Такие кресты были высечены из камня и вставлены в кладку стены или выложены на фасадах церквей из кирпича. Иногда в стену закладывали даже намогильные кресты. «Вплоть до XV века почти все храмы Новгорода на стенах имели закладные кресты как белокаменные, так и кирпичные, — пишет в книге “Крест в России” специалист по ставрографии кандидат искусствоведения Светлана Гнутова. — Кресты на фасадах располагались, как правило, асимметрично, неравномерно и в большинстве своем — на уровне человеческого роста. Такие кресты могли быть заложены жертвователями в стену храма по обету и иметь памятные и благодарственные надписи».

К таким крестам относился и знаменитый мемориальный Алексеевский крест, ныне находящийся в Софийском соборе Новгорода, установленный в 80-е годы XIV века по повелению -архиепископа Алексия (1359–1389).
Древняя традиция получила новую жизнь в начале XX века, когда поиск средств выразительности привел многих архитекторов к изучению древнерусских традиций. Преломляя старые формы в эстетике неорусского стиля, московские зодчие того времени применяли украшение «фасадов орнаментальными имплицитными («накладными») крестами различных типов и форм, что привело к органичному единству декора и фона», пишет Гнутова.
Хорошо известны примеры таких крестов на фасадах Покровского собора Марфо-Мариинской обители (1908–1912; архитектор Алексей Щусев) и храма Спаса Нерукотворного Образа в Абрамцеве под Москвой.
Опираясь на этот пласт церковного наследия, архитектурное бюро Александра Жернакова разработало возможные формы мемориального знака. Заметное влияние на них оказал среди прочего и образ деревянного аналойного креста, изготовленный известным мастером Георгием Кожокарем на Соловках и доставленный в 2007 году вместе с Большим поклонным крестом в Бутово.

Конечно, предложенные наброски не означают, что все памятные кресты будут выглядеть подобным образом. Очевидно, что каждый раз будет необходимо новое творческое решение, привязка к архитектурному стилю церковного здания, выбор наиболее удачного места на фасаде храма, создание оригинального текста надписи.
Расставить новые акценты
Идея нашего мемориального центра начала воплощаться в жизнь в 2013 году. Инициативу установки «каменных скрижалей» на храмах, где служили пострадавшие за веру на Бутов-ском полигоне и в других местах священномученики, горячо поддержал летом прошлого года в рамках вверенного ему викариатства епископ Воскресенский Савва. Первый такой мемориальный знак в форме креста был установлен по благословению настоятеля храма протоиерея Димитрия Смирнова при активном участии протоиерея Илии Шапиро на храме Троицы Живоначальной в селе Горетове Можайского района 16 июня 2013 года. Памятный знак посвящен новомученику Михаилу Маркову — уроженцу этого села. Надпись на кресте гласит: «В этом храме с 1909 по 1933 год служил священномученик Михаил Марков. Погиб в Мариинском лагере 16 июня 1938. Истязание лукаво, неправеден суд, изгнание тягостно, люто мучительство, смерть безчестна пред человеки, велий пред Богом вся претерпевый сия священномученик Михаил». Таким образом была отмечена 75-летняя годовщина его мученической кончины. Крест в Горетове имеет оригинальную форму и сделан из камня.

Мне довелось быть на этой службе и быть свидетелем того, как памятный знак оказался в центре внимания прихожан. Особенно когда отец Димитрий после Литургии, совершая крестный ход вокруг церкви, остановился напротив знака, чтобы освятить его и прославить величанием память священномученика Михаила. Сразу стало понятно: сама установка и освящение такого рода памятного знака всегда будут событием в жизни приходской общины, поводом для обращения к житийным текстам, особому почитанию уже написанных икон и созданию новых. То есть обязательно приведут к прославлению новомученика на уровне прихода, улицы, города. Однако поминовение новомученика не должно ограничиться установкой памятного креста: -необходимо включить новый знак во все процессии пасхального цикла, в уже существующую ткань храмовой символики, создать возможность как соборного, так и частного особого памя-тования о святом мученике. Каза-лось бы, что может изменить в умах людей, в жизни села установка памят-ного знака на храме? Но пример села Горетова показывает, что иногда небольшого символа достаточно для того, чтобы расставить новые акценты в смысловом пространстве улицы, площади или целого поселения, чтобы освободить от летаргического сна реку народной памяти. Возможно, не только из-за установки памятного -креста, но и после нее, недалеко от храма на развилке дорог был установлен указатель, на котором храм не только был упомянут, но и был назван «местом служения священномученика»! В настоящее время администрация сельского поселения рассматривает вопрос о переименовании одной из улиц села Горетова в честь священника Михаила Маркова.
Инициатива мемориального центра «Бутово» получила одобрение 20 декабря 2013 года на епархиальном собрании Московской епархии. Протоиерей Димитрий Смирнов предложил ввести подобную практику во всех храмах столицы. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поддержал эту идею. Она была запротоколирована в пункте № 9 постановления епархиального собрания: «Озаботиться увековечением памяти святых новомучеников и исповедников Церкви Русской в обителях и храмах, где они совершали служение, в частности, посредством установки мемориальных досок или памятных крестов». Надеюсь, что данная инициатива будет поддержана во всех епархиях Русской Церкви.

Справка
Особенное развитие мемориальные знаки, прославлявшие деяния правителей или героев, получили в эпоху поздней античности в Древнем Риме. Близкими им по форме и содержанию были многочисленные эпиграфические памятники античного некрополя, в том числе христианского. Такие, например, были в римских катакомбах, где погребальные камеры со стороны прохода закрывались так называемыми tituli — мраморными или шиферными досками с обязательным указанием имени усопшего и символами христианской общины. Как известно, позднее многие останки и мощи святых мучеников из катакомб были перенесены в городские храмы Рима и других городов, и эти доски либо оказались над землей рядом с реликвиями в пространстве храма, либо заняли свое место в притворе. Особое место в христианской культуре занимает Titulus Crucis — титло Пилатово. В тех случаях, когда останки святых были утрачены, часто сооружался кенотаф (др.‑греч. κενοτάφιον, от κενός — пустой и τάφος — могила). Кенотаф становился символом памяти о святом или просто достойном общественного поминовения человеке.

8 мая 2014 г.
Ключевые слова: новомученики
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Пастырское богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского
Школьное богословие, чаще называемое схоластическим, нередко обличают в отсутствии живой мысли, чувства, дыхания истинной жизни и Духа Святого. Хлесткая фраза протоиерея Георгия Флоровского «богословие на сваях» хотя и применялась им к ситуации конца XVIII века, тем не менее стала для многих «вневременным» приговором русскому академическому богословию.  Богословие молитвенное, созерцательное, богословие духовного опыта и жизни во Христе зачастую противопоставлялось и противопоставляется школьному богословию. В этом поле напряжения личность, жизнь и богословие святого праведного Иоанна Кронштадтского, являющегося одним из ярчайших примеров опытного богословия в русской традиции, кажется парадоксом и не может не вызывать удивления и недоуменного вопроса: в чем загадка? «Школа» не смогла «испортить» отца Иоанна, и он, вопреки «школьной» установке, смог уберечь живое чувство веры, стремление не к рациональному знанию, а к жизни во Христе? Или все же школьное богословие так или иначе содействовало богословскому и духовному росту святого праведного Иоанна? PDF-версия.    
12 февраля 2024 г. 14:00
Дивеево в лицах
Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь открывает гостям и паломникам внешнюю сторону своей жизни. Это величественные соборы, богослужения с вдохновенным пением насельниц, дивеевские музеи, где хранятся монастырские реликвии, святые источники. Внутренняя, духовная жизнь, исполненная послушаний и неустанной молитвы, скрыта от посторонних глаз. Ее заповедал дивеевским сестрам святой Серафим Саровский по указанию Самой Пречистой Богородицы, назвавшей Дивеево Своим четвертым уделом. Об особенностях монашеской жизни в Дивеевском монастыре, о том, что такое закрытые Литургии и в чем первая игумения Мария (Ушакова) служит примером для сестер, о необычных случаях помощи по молитвам к преподобному Серафиму узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.    
8 февраля 2024 г. 13:00
Игумения Сергия (Конкова): «С верой в Бога можно сделать и невозможное»
В 2023 и 2024 годах в истории Серафимо-­Дивеевского женского монастыря сразу две памятные даты: 120 лет со дня прослав­ления преподобного Серафима Саровского (19 июля / 1 августа 1903 года) и 120 лет со дня кончины первой игумении обители Марии (Ушаковой; † 19 августа / 1 сентября 1904 года). Судьбы первой и нынешней дивеевских игумений имеют сходство. В 1991 году матушка Сергия (Конкова) так же, как некогда игумения Мария, приняла под свое руководство разоренную обитель и за несколько десятилетий привела ее к процветанию. В чем ее предшественница стала примером, как удалось не только возродить обитель, но и создать многочисленные скиты, в чем главные проблемы духовной жизни — об этом игумения Сергия рассказала «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.    
5 февраля 2024 г. 17:00