iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
ЖМП № 10 октябрь 2012 /  6 ноября 2012 г. 01:00
версия для печати версия для печати

Каким будет русское монашество. Обсуждение проекта Положения о монастырях и монашествующих

Проект Положения о монастырях и монашествующих готовился более двух лет и был опубликован в конце мая для широкого и всестороннего обсуждения. Проект был также направлен в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов епископата и духовенства. Обзор состоявшейся дискуссии мы предлагаем ниже.

Вскоре после публикации проекта "Положения…" на портале "Богослов.ру" стали появляться комментарии монашествующих, священнослужителей, преподавателей духовных учебных заведений, мирян, думающих о поступлении в монастырь или ранее подвизавшихся в качестве трудников. Число комментариев за три с половиной месяца превысило девять сотен, что говорит о неравнодушии церковной общественности к судьбе монашества в России.

Как рядовые монахи, так и начальствующие — духовники и священники, знакомые со внутренней жизнью обителей, отметили важность документа, насущную потребность в нем, вызванную многочисленными нерешенными проблемами современных монастырей. Участники обсуждения неоднократно выражали благодарность священноначалию за возможность содержательной дискуссии, в которой многие яснее открыли для себя святоотеческое монашеское предание и возможность его осуществления в наши дни.

Вместе с тем представленный проект Положения, по мнению большинства комментаторов, охватывает далеко не все насущные проблемы, но лишь ту их часть, которая связана с удобством административного управления монастырями. Эта часть вопросов действительно детально продумана и проработана. Поэтому вполне закономерно, что сразу после публикации проекта Положения на официальном сайте Межсоборного присутствия появился одобрительный отзыв Преосвященного Иосифа, митрополита Иваново-Вознесенского и Вичугского (от 8 июля 2012 года), а вслед за ним через несколько дней — отзыв Преосвященного Аристарха, митрополита Кемеровского и Новокузнецкого, также одобрительный и даже буквально повторяющий несколько фраз митрополита Иосифа.

Параллельная линия комментариев по проекту Положения на портале "Богослов.ру" между тем обозначила ряд проблем современного русского монашества, решения которых ожидали от готовившегося документа. К сожалению, проект Положения либо вовсе не затрагивает этих проблем, либо подходит к ним с формально-административной точки зрения.

Вот перечень основных проблем, затронутых в комментариях:

1. Монастырь традиционно должен представлять собой не только религиозную организацию, но и в первую очередь духовную семью, собравшуюся вокруг духовного руководителя — игумена (игумении), как это видно из житий святых, Патериков, из истории Церкви Вселенской и Русской, из церковных канонов.

2. В этой связи первостепенную важность приобретает личность игумена (игумении), его духовно-нравственные качества, его ответственность за иноков, вверивших свою жизнь и спасение его руководству.

3. Смежный с этим вопрос первостепенной важности — вопрос о духовничестве, особенно остро стоящий для женских обителей. Проект Положения однозначно определяет: "Следуя древней церковной традиции, запечатленной в постановлениях многочисленных Соборов [гл. 82 Стоглавого Собора], не допускается служение монахов в женских обителях". В комментариях по этой теме отмечалось, что авторитет Стоглавого Собора небесспорен (его решения были осуждены Московским Собором 1666–1667 годов, их называли "неразсудными"), что в церковной истории есть множество примеров основания и окормления женских обителей монахами, что классически и традиционно наставницей и духовной матерью (аммой) в женском монастыре является игумения, и она вместе с сестрами избирает духовника преимущественно из опытных монахов, таковой духовник, утвержденный в должности архиереем, периодически посещает обитель для исповеди и духовных бесед. Главным в этом вопросе является единомыслие духовника с игуменией.

4. Поскольку именно личность игумена (игумении) определяет внутреннюю атмосферу обители, неоднократно высказывались пожелания рассмотреть вопрос о возвращении к многовековой традиции избрания игумена (игумении) братством (сестринством) с последующим утверждением и возведением в сан от правящего архиерея. Аргументируя эти пожелания, комментаторы приводили многочисленные цитаты из канонических правил, житий святых, наставлений святых отцов, церковно-исторических документов (например, из журналов Синода об избрании игуменов и игумений в российских монастырях в 1911–1912 годах).

5. В непосредственной связи с традиционным пониманием монастыря как духовной семьи стоит проблема административного перевода насельников из одной обители в другую либо включения монахов в структуры епархиального управления. При переводе игумена (игумении) духовная семья теряет свою главу, отца (или мать). С приходом нового начальника, который не может в полном смысле стать отцом для этой семьи, весь уклад жизни монашеской общины вынужденно ломается и должен строиться с нуля. Если же начальство меняется достаточно часто, то не может быть речи о накоплении монастырем в целом духовного опыта, о преемственности традиции. Перевод рядовых насельников из родной обители в другие либо на епархиальные должности хотя и не столь разрушителен для обители в целом, но также очень болезнен и для того, кого переводят, и для его родных по духу братьев или сестер.

6. Смежным является вопрос о служении монастырей миру — социальном, миссионерском, просветительском и других. На основании цитат из канонов и творений святых отцов комментаторы неоднократно подчеркивали, что такое служение не только не является прямой целью монашеского жительства, но и может служить причиной душевного разорения, нарушения монашеских обетов. Поэтому служение миру в той или иной форме может осуществляться лишь с добровольного согласия каждого конкретного насельника монастыря.

Все перечисленные проблемы подспудно касаются более глубокого вопроса — отношений монастырей с правящими епископами. Несмотря на то что в комментариях этот вопрос не был задан напрямую, он был сформулирован в письменном обращении к архиереям с просьбой дать отзыв на Положение и на комментарии. О том, что данное обращение было разослано, свидетельствовал один из комментаторов, подписавшийся "игумен Иоанн (Санкт-Петербург)": "Ознакомился с документом, который разослали по епархиям. В нем просят архиереев изложить свое мнение и мнение подвластных монастырей о Положении. Пишут: "В процессе обсуждения Положения появилось значительное количество сообщений, зачастую содержащих резкую критику данного документа. Основные мысли комментаторов сводятся к необходимости значительного изменения в устроении монастырской жизни нашей Церкви на основании греческой традиции. В частности, декларируется необходимость: а) независимости монастырей от правящих архиереев; б) выборности игумена (игумении)".

На официальном сайте Межсоборного присутствия появляются отзывы Преосвященных с ответами на эту формулировку. В отзыве Преосвященного Никона, митрополита Уфимского и Стерликамского, звучат недоуменные вопросы: "Что же это будет за монастырь, если он вне епископского окормления? Кто там будет совершать таинства церковные, поставлять священство? Это невозможно, такое суждение может исходить от людей неверующих и врагов Церкви".

На портале "Богослов.ру" комментаторы (в том числе анонимные: "наместник", "отец ректор", "архимандрит" и др.) выражают скорбь о таком повороте событий: "…печально, что и здесь поддались в буквальном смысле на провокацию, на слух о том, что “либеральная общественность и светские критики” желают независимости монастырей от епископов. Говорить о какой-либо свободе и независимости в этом плане совершенно неверно и даже бессмысленно. Все священные правила Церкви требуют от нас подчинения епископу как отцу и предстоятелю Поместной Церкви. Тем не менее внутренняя свобода в плане повседневной жизни и духовного развития должна быть монастырям предоставлена, ибо без этого нет полноценной духовной жизни в обители".

"В рассуждениях о выборности игумена ни разу не звучал тезис о том, что монастыри должны обособиться от епархиальных архиереев и перейти к самоуправству. Церковные каноны предписывают монашествующим находиться в подчинении у местного епископа. И никто не отрицает этого. Однако взаимоотношения монастыря и епископа должны строиться на принципах взаимопонимания и евангельской любви, поскольку епископ — это прежде всего пастырь, архипастырь, а не просто администратор, поддерживающий дисциплину. Вы знаете, — говорит Спаситель, — что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так (Мф. 20, 25).

Некоторые из комментаторов, имевших возможность познакомиться с живым монашеским преданием на Святой горе Афон, в Греции, на Кипре, в Сербии, Черногории, Румынии, делились этим опытом, приводили уставы некоторых образцовых греческих монастырей, куда монахи из разных стран приезжают учиться иноческому жительству. Приводились исторические примеры: преподобный Антоний Киево-Печерский, первоначальник русского монашества, был воспитанником Святой горы Афон; Преподобный Сергий Радонежский ввел общежительный устав — залог последующего расцвета обители — по побуждению и с благословения Константинопольского Патриарха Филофея. При этом подчеркивалось, что "русские монахи стремятся к Греции не ради Греции, а ради России, то есть ради того, чтобы разумно заимствовать там то, что поможет возрождению нашего, родного, горячо любимого и глубоко уязвленного русского монашества".

Нельзя не упомянуть о приведенных ссылках на материалы международного монашеского симпозиума 2011 года в монастыре Жича (Сербия), где можно было видеть архиереев, архимандритов-духовников, игумений и монахинь, объединенных любовью к монашескому святоотеческому преданию. В этой встрече осуществилось то, о чем позже говорил игумен Ватопедского монастыря: "Не существует греческого или русского и сербского предания — существует единое православное предание".

Три основных вопроса, выделившихся в процессе дискуссии:

источники монашеского права;

отношения монастырей с епископами;

принцип избрания игумена братством.

Подробной разработке этих вопросов на основе источников канонического права посвящены две статьи доцента Московской духовной академии протоиерея Валентина Асмуса "Отзыв на проект Положения о монастырях и монашествующих" и "О взаимоотношениях епископа и монастыря, или О какой независимости просят монашествующие", а также статья монаха Диодора (Ларионова), насельника Богородице-Сергиевой пустыни Марийской епархии.

Отдельной статьей "Записка о монастырях и монашестве" откликнулся на проект Положения архимандрит Симеон (Гагатик), игумен Ахтырского Свято-Троицкого монастыря (Украина). Впоследствии статью он дополнил своим комментарием. Прикоснувшись к живой традиции монашества, которая сохранилась в православной Греции, увидев полное соответствие теории (учения святых отцов) и жизни, отец Симеон вдохновляет монахов русских не терять веры и упования на то, что святоотеческий идеал монашества возможен и в наши дни. Он призывает незамедлительно начать исправление тех своих слабостей и уклонений от монашеских обетов, которые лично каждый из нас в силах исправить, тогда и священноначалие станет с доверием относиться к монахам и поддержит добрые изменения в нашей жизни.

Статья архимандрита Тихона (Шевкунова) "Игумен монастыря — назначать или избирать?" дает вдумчивый и осторожный ответ на поставленный вопрос. Стремиться к правильному устроению монашеской жизни, к выборности игумена можно и нужно, но помня слова преподобного Амвросия Оптинского: "Чтобы не ошибаться, не должно торопиться". Отец Тихон видит право избрания игумена братством как высшую привилегию, церковную награду, которую могли бы получать от священноначалия благоустроенные духовно монастыри.

Настоятельница Свято-Успенского монастыря Витебской епархии мать Илария (Болт) в своей статье делится многолетним опытом: "Годами проходя в обители различные послушания, от самых простых до самых ответственных, и наблюдая за собой и сестрами, я убедилась в том, что испытание властью является самым трудным испытанием. Мы ведь говорим о человеке после грехопадения, природа которого повреждена грехом. <…> По моему смиренному мнению, власть каждого человека, на какой бы должности он ни находился, для его же блага должна быть ограничена святыми правилами и постановлениями. Если мы говорим о монастыре, то здесь это особенно важно, так как игумен (или игумения) является не просто администратором, а человеком, которому монашествующие вверили свои жизни, свои души и свое здоровье. Ответственность велика".

Статья настоятельницы Богородично-Рождественской девичьей пустыни игумении Феофилы (Лепешинской), написанная острым обличительным языком, вызвала много недоуменных отзывов: неужели автор этой статьи и автор книги "Плач третьей птицы" — одно и то же лицо? «В статье чувствуется глубокое, опытное понимание монашества. Но часто только современного монашества, какое оно есть, а не каким оно должно быть», — замечает в своем отзыве "монахиня Мария, благочинная".

В процессе обсуждения были затронуты некоторые более частные вопросы, которые, по мнению комментаторов, недостаточно ясно выражены в проекте Положения:

— о духовной цели и сути монашеского жительства;

— о существенном делании монаха — молитве (преимущественно молитве Иисусовой);

— о более четком разграничении ступеней "послушник — рясофорный послушник — инок", определении канонического статуса каждой из этих ступеней и, соответственно, канонических прещений в случае ухода в мир и вступления в брак;

— о разграничении понятий "оставление монастыря" и "оставление монашества";

— о необходимости обозначения в Положении социального статуса рядовых монахов как граждан государства (обязательность прописки, медицинского страхования), предусмотрения реальных возможностей социальной адаптации в случае добровольного или вынужденного оставления монастыря (например, в случае отчисления по состоянию здоровья).

С целью дальнейшей детальной проработки всех описанных выше проблем, а также прочих вопросов жизни монастырей многие комментаторы высказывали пожелания о дальнейшем соборном обсуждении данных тем в рамках церковно-научных конференций и монашеских съездов с благословения священноначалия, с участием архиереев, игуменов и игумений, духовников, монашествующих, специалистов по церковной истории и каноническому праву.

Хочется верить, что русское монашество по благодати Божией, при поддержке священноначалия сумеет преодолеть болезни роста, вернуться к традиционным основам, заложенным святыми отцами, и стать подлинной духовной опорой нашей Церкви.

монахиня Евстолия (Егорова)
6 ноября 2012 г. 01:00
Ключевые слова: духовенство, монастырь
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Пешком к преподобному Сергию
К Игумену земли Русской в Троицкий монастырь издавна течет людская река. В прежние времена паломники традиционно шли туда пешком. Но уже больше века Сергиев Посад прочно интегрирован в транспортную систему страны, и сейчас пешее паломничество к преподобному Сергию выглядит экзотикой. Группа энтузиастов решила изменить это представление, занявшись обустройством пешеходной тропы из Москвы до Троице-Сергиевой лавры. Фактически авторы этого начинания стоят у истоков новой общест­венной инициативы — создания многокилометрового пешего пути, преодоление которого рассчитано не на одни сутки: ничего подобного в России нет. Корреспондент «Журнала Московской Патриархии» анализирует этот опыт и делится собственными рекомендациями по правильной подготовке к такому паломничеству. PDF-версия
4 октября 2019 г. 16:59