iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00
Аналитика
Тихвинский храм д.Колчаново
ЖМП № 4 апрель 2020 /  8 мая 2020 г. 10:57
версия для печати версия для печати

Храмы у Дороги жизни

Одна из героических страниц Великой Отечественной войны — это труд тех, кто стремился спасти людей от гибели в блокадном Ленинграде. Среди них не только те, кто доставлял в осажденный город грузы и вывозил блокадников на Большую землю, защищал небо от вражеской авиации, но и те, кто работал в мастерских по ремонту автотранспорта и авиационных двигателей, спасал в эвакуационных пунктах обессиленных от голода ленинградцев. Однако мало кто знает, что этими мастерскими и госпиталями на другом берегу Ладоги стали храмы, закрытые в 1930-х годах. Четыре из них оказались в непосредственной близости от линии Волховского и в зоне действия Ленинградского фронтов и сегодня находятся в Тихвинской епархии. PDF-версия

Храм Святого Николая Чудотворца, деревня Кобона

Во время Ленинградской блокады советское правительство организовало эвакуацию людей из осажденного города. Их путь состоял из нескольких этапов: от Ленинграда до Ладожского озера они перевозились главным образом по железной дороге (от Финляндского вокзала до станции Борисова Грива), затем через Ладожское озеро до эвакопунктов1 на восточном берегу, а потом вглубь страны железнодорожным транспортом. Так, один из эвакопунктов был открыт в деревне Кобона, на восточном берегу Ладожского озера, в церкви Святителя Николая Чудотворца. За все время блокады он принял несколько сот тысяч человек.

Вспоминая об этом времени, старожил деревни Кобона Николай Сергеевич Харьков рассказывал, что Кобону не обстреливали из орудий, но ее постоянно бомбили с воздуха: «Немец не давал тут спокойно жить. В начале войны нашей авиации здесь практически не было. Немцы делали все, что хотели. А нашу церковь Никольскую они не бомбили, потому что она для них служила ориентиром. В церкви этой разместился эвакопункт». Детей, по его воспоминаниям, обязали подвозить на санках до церкви вещи эвакуированных, которых высаживали на берегу Ладоги. Самим блокадникам нести их было не по силам. За это юным помощникам выдавали продуктовые карточки. «В частные дома запрещали пускать эвакуированных из Ленинграда, потому что они все были дистрофики, больные, — вспоминал Харьков. — Смешивать их с солдатами запрещалось. Все боялись эпидемий. Зима была суровая — минус 40 градусов. Люди с другого берега Ладоги приезжали замерзшие, чтобы отправить их в дальнейший путь, надо было сначала их обогреть. Помню, весной, когда началась грязь, один мужчина не смог без помощи из грязи выйти — не было сил поднять ногу. И его вытаскивали»2.

Татьяна Михайленко после эвакуации тоже некоторое время находилась в эвакопункте, размещенном в Никольском храме в Кобоне. Спустя 60 лет, в 2002 году, она приехала в Кобону и пришла в Никольский храм вместе с группой других блокадников. После этого она записала свои впечатления в тетрадь, которая хранится в музее «Кобона. Дорога жизни»: «В храме я, затаив дыхание, смотрела вокруг и вдруг на миг замерла как вкопанная. Мне вспомнились нары, сколоченные из досок в несколько ярусов, котлы с горячей кашей, спасающих от голода измученных ленинградских детей, стариков и женщин. Мысль, как тяжелым молотком, била в самое темечко. Ведь под этими сводами в годы войны тысячи людей родились второй раз. Слышу, как в самое ухо говорит мне незнакомая женщина: “А я лежала вот здесь, у самой стенки, ближе к алтарю. А вот здесь лежал дедушка с седой бородой, он был длинный-длинный. А мальчишки, кому удавалось выбраться на улицу, никогда не возвращались с пустыми руками. Солдаты чем-то обязательно угостят, так они все с этим дедушкой делили пополам. И, знаете, он выжил. Потом узнали, что он чуть ли не академиком был”»3.

Никольский храм в Кобоне построили в 1820-е годы при владельце кобонского имения — графе И. А. Мусине-Пушкине. В 1860–1861 годах архитектор М. А. Щурупов внес в облик здания незначительную перестройку. В 1936 году храм был закрыт. После окончания войны какое-то время он служил складом, в 1960-х годах оказался заброшенным и начал разрушаться. Но в 1997 году администрация Ленинградской области решила восстановить Никольский храм. Кроме выделенных бюджетных денег пожертвования на проектные работы собирали и среди блокадников Ленинграда и жителей Санкт-Петербурга.

Храм освящен в 2003 году, и ныне это подворье Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря Тихвинской епархии (vk.com/kobonatemple). «А я был назначен настоятелем в 2017 году, — рассказывает
протоиерей Георгий Тарасов. — Немногочисленный наш приход увеличивается только летом, за счет дачников». Никольский храм включен в культурную программу туристов, приезжающих на экскурсию в Военно-исторический музей «Кобона: Дорога жизни». Его директор Сергей Марков — настоящий энтузиаст своего дела. Благодаря его инициативе со дна Ладоги была поднята знаменитая «полуторка»4. Ее отреставрировали, и теперь она украшает Кобонский причал. Туристы обязательно заходят в храм, где Сергей проводит экскурсию, рассказывая о военных буднях своего храма. К слову, дедушка отца Георгия воевал на Ленинградском фронте, где ему оторвало ногу. Но он остался жив. А другой дед погиб под Сталинградом. В 2019 году храм посетило около 5 тыс. человек. «Правда, никто ни разу панихиду не заказал. Думаю, наш храм воспринимается как часть музея, и посетители связывают его с военным прошлым. Как таковых паломников — единицы. Иногда заезжают путешествующие по трассе Питер — Мурманск, увидев у дороги указатель. Но это редкие гости», — грустно улыбается отец Георгий. Тем не менее за три года он сделал ремонт в храме, оформил с Росимуществом договор на безвозмездное пользование, благоустроил территорию и перевел храм на газовое отопление.

Никольский храм, деревня Верола

В 10 км от Кобоны, в вымершей деревушке Верола, стоит еще один храм Николая Чудотворца, вернее, его стены. Он был построен в 1838 году усердием помещиков М. К. Крыжановского (героя Отечественной войны 1812 года) и М. А. Майкова по проекту известного зодчего-классициста Давида Ивановича Висконти. В 1930-е годы храм закрыли. Во время Великой Отечественной войны Никольский храм деревни Верола стал филиалом № 1 Ленинградского авторемонтного завода. Там ремонтировались знаменитые «полуторки», доставлявшие людей и грузы по Дороге жизни. Заброшенный в советское время храм постепенно приходил в упадок и точно бы разделил незавидную судьбу сотен таких же русских храмов, если бы за его возрождение не взялась небольшая группа энтузиастов во главе с упомянутым Сергеем Марковым. Вместе с волонтерами и друзьями он очистил Никольский храм внутри и вокруг от зарослей, поставил церковь на кадастровый учет. Сейчас занимается оформлением документов, чтобы передать строение в собственность Тихвинской епархии. Богослужения в храме проводить нельзя, это опасно. «Почему вы взялись за его возрождение, это же такое хлопотное дело?», — интересуюсь у Сергея. — «Жене обещал, что мы в нем повенчаемся», — шутит он.

Но если говорить серьезно, то тема войны для Сергея близка: в 1942 году по Дороге жизни удалось эвакуироваться бабушке, дедушке и папе Сергея, дядя же умер в блокадном Ленинграде. Для него важно сохранить историю о блокаде для будущих поколений, но не только историю страданий: «Люди знают про Дорогу жизни, но, куда дальше шли машины, когда приходили в Кобону, знают немногие. А дальше они направлялись на Новую Ладогу. И что важно для меня — дорога проходила мимо Никольского храма в Вероле». Изношенный транспорт в сложных дорожных условиях постоянно требовал капитального и среднего ремонта, который выполняли авторемонтники. «Я считаю, эти люди совершали настоящий трудовой подвиг. И когда мы говорим об ужасах Ленинградской блокады, мы не должны забывать, сколько людей самоотверженно трудились, преодолевая собственные страдания и лишения, чтобы спасти тех, кому было еще тяжелее в осажденном городе. И Никольский храм Веролы — живой свидетель этого героизма». Еще у Сергея и его друзей есть замысел открыть в Кобоне духовно-патриотический центр и построить Музей водителя, увековечив тем самым подвиг тех, кто, рискуя жизнью, спасал других, вывозя их на Большую землю.

Храм Святителя Модеста, деревня Иссад

Во время блокады всю Ладожскую инфраструктуру, состоящую не только из Дороги жизни, но и складов, пристаней и железнодорожных станций по обеим сторонам озера, в частности в районах Леднево, Кобона, Новая Ладога, Сясьстрой и Колчаново и других, прикрывало несколько истребительных авиаполков и корпусов.

Авиадвигатели ремонтировали в мастерских, организованных в храме Святого Модеста в деревне Иссад Волховского района. В северной стене храма до сих пор зияет технологический проем для доставки внутрь церкви крупногабаритной техники и грузов. Это, да еще стреляные гильзы от крупнокалиберного пулемета, найденные настоятелем протоиереем Алексием Ширяевым на крыше соседнего Троицкого храма, напоминет о войне. В настоящее время храм находится в аварийном состоянии5. «Служим мы в Троицком храме, что стоит неподалеку, — объясняет настоятель обоих храмов отец Алексий. — Он по площади намного больше, чем храм Святителя Модеста, и изначально строился для летних богослужений и не отапливался. Летом в Иссаде население резко увеличивалось, люди высокого сословия приезжали из городов вместе со своей челядью. Поэтому и требовался большой храм. А зимой в селе оставались только крестьяне и помещичьи управляющие. Им хватало места в храме Святителя Модеста, который был зимним, с тремя печками. По этой причине и по удобному расположению, думаю, его и выбрали для авиамастерских».

Оба храма — Троицкий и Святителя Модеста — памятники архитектуры и имеют статус объектов культурного наследия регионального значения. Поэтому без проекта реставрации никакие

восстановительные работы невозможны. Проект на восстановление Троицкого храма стоит более 10 млн руб., а на восстановление храма Святителя Модеста — свыше 5 млн руб. Cамостоятельно собрать такие средства приходу — не под силу. Тем не менее большую часть своего свободного от богослужений времени отец Алексий посвящает поискам средств. Пока удалось найти средства только на проект противоаварийных работ по храму Святителя Модеста. И пока реставрация самих храмов откладывается, священник кропотливо восстанавливает историю служившего в них духовенства, а найденными в архивах сведениями делится на сайте (issad.prihod.ru/helpneeded).

Храм Тихвинской иконы Божией Матери, село Колчаново

В селе Колчаново Волховского района есть три храма. Беда в том, что действует только один — построенный в 2012 году при детском пульмонологическом санатории «Колчаново»6. Два других, Тихвинской иконы Божией Матери (XIX век) и кладбищенский — в честь Рождества Христова (XVIII век), требуют серьезной реставрации. Именно в Тихвинском храме, когда село Колчаново стало прифронтовым, оборудовали мастерские по ремонту военной техники и сельскохозяйственных машин для прифронтовых колхозов. Через Колчаново проходили автомобильная (ВАД-102) и железнодорожная трассы, связывавшие осажденный Ленинград с Большой землей. Для удобства проезда техники и приема грузов в здании храма также были сделаны проемы. В 2013 году по распоряжению правящего архиерея, епископа Тихвинского и Лодейнопольского Мстислава, Тихвинский храм приписали к действующему приходу. Его прихожане организовали серию субботников: привели в порядок территорию Тихвинского храма и погоста.

В 2016 году настоятелем Пантелеимоновского прихода стал священник Геннадий Титов. Вместе с активными прихожанами и неравнодушными жителями Петербурга, в тесном сотрудничестве с епархией отцу Геннадию удалось заинтересовать судьбой храма Межрегиональный общественный фонд «Палитра искусств». Инициативная группа прихода в соработничестве с фондом разработала проект восстановления Тихвинского храма «Колчановская святыня»7 и выиграла президентский грант по направлению «Сохранение исторической памяти»8.

Благодаря средствам гранта уже проведена презентация проекта в региональных СМИ, а летом состоится краеведческая конференция для молодежи, ветеранов Волховского района и Петербурга. Ее название говорит само за себя: «Сельские Храмы. История и служение в годы Великой Отечественной войны». А завершат программу молодежный лагерь для школьников и студентов. Ребята будут трудиться на субботниках по возрождению Тихвинского храма и общаться со специалистами-реставраторами и духовенством. Примечательно, что тематика докладов краеведческой конференции охватывает все разрушенные святыни Тихвинской епархии, в том числе в Вероле и Иссаде.

«Несмотря на то что у Тихвинского храма нет куполов, куда-то исчезли двери и решетки на окнах, стены и часть сводов сохранилась, — говорит отец Геннадий. — Где-то уцелели даже фрески, хотя бо́льшая часть осыпалась». Историк по образованию, отец Геннадий собирает все сведения о Тихвинском храме (vk.com/hram.kolchanovo). «Его последний настоятель, протоиерей Михаил Осьминский, был расстрелян в 1937 году. Тихвинская епархия сейчас готовит документы по его прославлению, — продолжает священник. — Для меня очень важно и то, что Тихвинский храм построен архитектором А. Я. Андреевым по образцу Благовещенской церкви Конногвардейского полка архитектора Константина Тона, автора Храм Христа Спасителя». Поэтому, считает священник, возрождение Тихвинской церкви для сохранения исторической памяти имеет не только региональное, но и общегосударственное значение. Ведь она — одна из жемчужин православных святынь XIX века Тихвинской епархии и Санкт-Петербургской митрополии.


Примечания

1 Эвакуационный пункт — совокупность медицинских учреждений, развертываемых в военное время для оказания специализированной медицинской помощи и подготовки к эвакуации раненых и больных.

2 Лурье Л. Ленинградский фронт / Л. Лурье, Л. Маляров СПб.: БХВ-Петербург, 2012.

3 Информация предоставлена ст. науч. сотрудником музея «Кобона: Дорога жизни» Натальей Сафоновой.

4 «Полуторка» — первый серийный и самый массовый (за все время было выпущено 985 тыс. машин) советский грузовик ГАЗ-АА Горьковского автозавода с грузоподъемностью 1,5 т, выпущенный в 1932 г.

5 В 2019 г. проведено техническое обследование церкви Святого Модеста и за счет пожертвований выполнены первоочередные проектные противоаварийные работы.

6 Территория санатория — это бывшая усадьба Пименовых-Шараповых. В годы войны, до 1944 г., там был прифронтовой госпиталь, выступать в который приезжала Клавдия Шульженко.

7 В ходе реализации проекта «Колчановская святыня. Спасаем храм от разрушения» предусмотрены первоочередные работы по обследованию памятника и составление сметы на проектные работы, что позволит сформировать заявку на получение бюджетного финансирования.

8 URL: президентскиегранты.рф/public/application/item?id=4abec406-8b32-4252-b82c-146835c4ac4f


СПРАВКА

С осени 1941 г. cвязь Ленинграда с Большой землей осуществлялась по Ладожскому озеру: в весенне-летней период — кораблями Ладожской флотилии, зимой — по знаменитой ледовой автодороге ВАД-101, получившей название «Дорога жизни».С начала блокады и до 30 марта 1943 г. по Дороге жизни было доставлено в Ленинград без малого 1,5 млн т грузов и около 450 тыс. человек, главным образом военнослужащих, а из Ленинграда вывезено, не считая переброски нескольких воинских соединений 1 743 129 человек

8 мая 2020 г. 10:57
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Бездомные верят в Бога и в собственные силы
В рамках проекта «Исследование факторов, способствующих успешной трудовой интеграции и дальнейшей социальной реабилитации людей, оказавшихся на улице в результате трудной жизненной ситуации» (реализован в 2018-2019гг. Православной службой помощи «Милосердие» при поддержке Фонда президентских грантов, заявка № 18-2-016357) российские социологи опросили семь с лишним сотен подопечных московского «Ангара спасения». С помощью этого опроса они попытались выявить, как бездомные попадают на улицу, выяснить их отношение к благотворительной помощи и выделить наиболее перспективные пути их реабилитации и ресоциализации. О результатх своего исследования «Журналу Московской Патриархии» рассказали сотрудники лаборатории «Социология религии» Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета руководитель исследования Дарья Орешина и Валерия Елагина.
17 июля 2020 г. 10:00