iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Как и перед кем приносить достойные плоды покаяния
Двести один год назад — 10 (22) января 1815 года — в семье сельского священника Василия Говорова родился мальчик, нареченный Георгием. Ему суждено было стать одним из самых заметных и глубоких русских богословов XIX века, духовными очами прозревшего страшную пучину уготованных Родине бед и потрясений. Сегодня наследие святителя Феофана Затворника постепенно оживает. Возрождается из небытия Вышенская обитель, где пребывал он в затворе и где мирно почил на праздник Крещения Господня в 1894 году: возобновлена монашеская жизнь, реставрируются храмы. В помещении его бывшей келии открыт мемориальный музей. На престижных площадках ежегодно с большим успехом проходят Феофановские чтения — всероссийский форум богословов и историков Церкви. Завершена работа над первым томом Полного собрания творений Феофана Затворника, которое готовится под эгидой Издательского совета.
11 января 2016 г. 11:16
Общество
Серафимовский храм в Анапе
ЖМП № 4 апрель 2019 /  31 мая 2019 г. 18:50
версия для печати версия для печати

Вера в отпуск не уходит

КАК ПРАВОСЛАВНОМУ ХРИСТИАНИНУ ДОСТОЙНО ПОДГОТОВИТЬСЯ К ЛЕТНЕМУ ОТДЫХУ, А ХРАМУ В КУРОРТНОЙ ЗОНЕ - К МАССОВОМУ ПРИТОКУ СЕЗОННЫХ ПАЛОМНИКОВ И ТУРИСТОВ

Россияне все чаще для летнего отдыха выбирают отечественные морские курорты. Статистика свидетельствует о приросте в летний сезон выкупленных «под ключ» внутренних туров, количества бронирования отелей на Черноморском побережье, потоке «диких» туристов. Среди всех этих отдыхающих есть и православные верующие, на время отпуска отдаляющиеся от родного прихода и привычного ритма богослужений. Где найти им духовное окормление, как изменяется летом состав «курортных» приходов и с какими характерными особенностями сталкиваются их настоятели, корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» рассказал настоятель храма во имя преподобного Серафима Саровского в Анапе протоиерей Александр Карпенко. PDF-версия

Соблазны «сладкой жизни»

— Ваше Высокопреподобие, каких туристов больше всего привлекает Анапа и как жизнь города меняется в летний сезон?

— Когда два десятка лет назад я приехал на свое нынешнее место служения в Анапу, увидел скромный тихий городок с преобладавшей двух-трехэтажной застройкой, зимой практически безлюдный. Сдвиг спроса в сторону внутреннего туризма возродил былой интерес к Анапе как к популярному рекреационному месту на черноморском побережье. Наш город по-прежнему пытается позиционировать себя как детский курорт, которым он зарекомендовал себя еще в советское время. Но, на мой взгляд, подобным статусом теперь он обладает с большой натяжкой. Нельзя Анапу назвать и семейным курортом. Сегодня это, скорее, универсальное место отдыха для всех желающих, где сезон длится три месяца — с начала июня по начало сентября. В этот промежуток 76-тысячное население городского округа Анапа (вместе с прилегающими поселками Джемете, Витязево, Благовещенское, Варваровка) увеличивается примерно вчетверо. За весь же летний сезон через Анапу проходит 4 млн отдыхающих.

Вместе с отпускными деньгами курортники привозят сюда и дополнительные проблемы. Растут цены, увеличивается нагрузка на инженерные коммуникации, на дорогах образуются пробки. Как постоянно проживающее в Анапе население, так и вся рекреационная инфраструктура сосредоточены вдоль побережья, поэтому основной «удар» курортников направлен именно на эту 50-километровую полосу.

— Пропорционально ли вырастает в летние месяцы людская нагрузка на местные приходы?

— Сейчас в анапском благочинии 14 приходских храмов, но на побережье стоит только половина из них. Четыре в черте города — наш, преподобного Онуфрия Великого, Державной иконы Божией Матери и иконы Божией Матери «Умиление». Среди остальных — Никольская церковь в станице Благовещенская, Георгиевская в Витязеве и Великомученицы Варвары в Варваровке. Но последнюю сюда можно отнести с известной оговоркой: все-таки это не прибрежная полоса, хотя и одно из мест традиционной концентрации курортников.

Что касается нагрузки, то число присутствующих за богослужением молящихся — что зимой, что летом — примерно одинаково. Дело в том, что многие местные жители, регулярно посещающие богослужения вне сезона, летом, к сожалению, выпадают из приходской жизни. У одной их части — сады-огороды, у другой — «курорт». Этим термином здесь обозначается весь комплекс работ, связанных с при­емом отдыхающих, сдачей жилья, обеспечением сезонной инфраструктуры — в общем, со всем тем, что, собственно, и позволяет поддерживать курортную индустрию на должном уровне. Наконец, ­некоторая, ­сравнительно небольшая доля ­прихожан, сознательно уезжает на лето из своего города, чтобы не ощущать на себе все «прелести» высокого сезона.

Осенью эти люди возвращаются в приход. Конечно, такое затяжное выпадение из приходской жизни неправильно, ненормально. Да и большинство из них сами это сознают: приходят на исповедь и каются в этом. Мне как пастырю приходится это учитывать. Крупных производств в Анапе нет, поэтому летний день тут год кормит. Кстати, это накладывает некоторый негативный отпечаток на характер местных жителей: вся их жизнь вертится вокруг сезонных заработков, из-за которых приезжих они воспринимают главным образом как нагрянувшие в гости тугие кошельки. А поскольку сами себе они многого позволить не могут, в их душах год от года зреет зависть к приезжим. Со временем она порождает у многих специфическую анапскую алчность, заставляющую забывать о христианских заповедях.

— Насколько сильно меняется летом соотношение прихожан?

— Все-таки большинство «летних прихожан» местные. Говоря о выпадающих из приходской жизни горожанах, я сказал «многие», но не «все»! Примерно три пятых постоянных прихожан продолжают молиться в храме и летом, их-то и «разбавляют» приезжие. Они привозят священнику не только заботы, но и много радости. Новые люди, новые знакомства, новые впечатления — это всегда прекрасно! Все же Анапа находится на периферии России, а благодаря такому колоссальному потоку туристов перед нашими глазами словно проходят картинки всей страны. Бывают даже гости из-за границы, которые прежде жили в нашем городе, а потом обрели новую родину в ближнем зарубежье или немного подальше, к примеру в Финляндии, Италии...

Всех «временных» прихожан можно разделить на несколько категорий. Во-первых, священнослужители. Встретиться с новыми (а иногда и со старыми, ведь некоторые отдыхают здесь из года в год) знакомыми из числа собратьев по служению у престола всегда приятно. Увы, огорчают священники, не желающие служить в храме в праздничный или воскресный день. Бывает, придет такой «инкогнито в штатском» и тихонько встанет в сторонке. Обидно! Лично я себе в продолжительных поездках подобного никогда не позволяю: священник может уехать в отпуск, но не бывает отпуска от священного сана!

Следующая категория — самая многочисленная, условно ее можно назвать «обыкновенные миряне». В основном они почти незаметны: приехали, помолились за Божественной литургией, уехали. Но есть такие, которые предпочитают заявлять о себе, рассказывая о своих общинах, собственной деятельности на приходе. Это тоже познавательно: всегда интересно услышать о других приходских практиках. Далее приходится сталкиваться с «критиканами» — особой разновидностью мирян, не скрывающих удивления различиями в приходской жизни. «Почему это у вас, — возмущаются такие гости, — вечернее богослужение в шесть часов, а не в четыре?!» «­Отчего это за Литургией у вас не исповедуют?!», — негодуют другие. Третьи приходят с ребенком на Божественную литургию только к моменту причащения и сами ничтоже сумняшеся причащаются. «У вас так, а у нас эдак!», — возражают они в ответ на все увещевания и объяснения сложившегося порядка на нашем приходе. И единственное, что здесь можно сделать, — напомнить народную мудрость про чужой монастырь.

— А «захожане» бывают?

— Встречаются, конечно. Им присущ не вполне благочестивый нрав. Выражается он в том, что, отправляясь на курорт, они забывают дома приличные платья и длинные юбки и могут явиться в храм в пляжном костюме. А потом искренне удивляться, зачем их заставляют надевать «дежурную» юбку, которые всегда можно взять у входа в храм.

Наконец, последняя категория, весьма многочисленная, в которой можно выделить несколько разновидностей, — «просители». Они все из самых разных мест, но их объединяет, пожалуй, главное: не вполне адекватное представление о цели своего путешествия и об опасностях, подстерегающих неподготовленного к условиям города-курорта человека. Очень много среди таких бедолаг сезонных рабочих. Одни приезжают не договори­вшись ни с кем, не находят работу и остаются без гроша в кармане. Других обманывает работодатель. Типичная схема: за первый месяц скрупулезно рассчитываются, за второй плату немного задерживают, за третий не платят вовсе. Тут-то пострадавший понимает, что его элементарно обвели вокруг пальца, и в кармане опять-таки ни гроша. К великому сожалению, профилактикой подобных случаев во властных структурах никто не занимается. Мы, как можем, помогаем несчастным — на приходе действует целая социальная служба. Иногда даже отправляем их за наш счет домой.

Вторая разновидность просителей — авантюристы. Приходят в храм, как бы одумавшись, со своей бедой — кто из отделения полиции, кто просто с разбитым хулиганами лицом. Спрашиваем: «Зачем приехал?!». Отвечают: «Хотел посмотреть море — ни разу в жизни его не видел». А ведь Анапа славится не только морем и солнцем, но и вином. Минутная расслабленность, потеря самоконтроля — и только что наслаждавшийся жизнью горе-отпускник превращается в обворованного или ограбленного на пляже гражданина без денег и документов.

Так что курорт — не только сладкая жизнь, но и огромные соблазны. Я давно мечтаю на въезде в наш город повесить огромный щит со словами «Связи случайные — результаты печальные». Кстати, при храме мы открыли реабилитационный центр для оказавшихся в сложной жизненной ситуации беременных и рожениц «Анапа-мама». Это полностью приходской проект, но во всей Новороссийской епархии он пока единственный. Знаете, кто стал первой подопечной в его стенах? Отдыхавшая 17-летняя отпускница — выпускница читинского детдома, тоже решившая вместе со своим молодым человеком посмотреть на море. Посмотрела. Здесь, в Анапе, обнаружилось, что она беременна. Отец будущего малыша исчез, на прощание прихватив паспорт подруги. К нам ее привезли сердобольные люди, обнаружившие девушку буквально в придорожной канаве. Мы помогли ей с до- и послеродовым сопровождением. Родила сына, окрещенного нашим правящим архиереем епископом Новороссийским и Геленджикским Феогностом в честь преподобного Серафима. Потом вернулась в Читу, где ей предоставили муниципальное жилье как круглой сироте. Я привел только один характерный пример, а вообще подобных историй масса.

Не расслабляться!

— Но все же верующий человек вряд ли настроен в период летнего отдыха искать себе приключения. Что вы посоветуете ему, прежде чем отправляться в дальние края?

— Прежде всего, разумеется, не забыть взять благословение на дорогу. Затем — постоянно помнить, что курортные соблазны не обязательно связаны с смертным грехом. Это, в первую очередь, и странные пляжные аттракционы, и концерты с далеко не всегда должным уровнем исполнительского мастерства и приемлемым для нормального зрителя репертуаром заезжих гастролеров. Кроме того, расслабляет сам курорт. Иной раз жара стоит такая, что руки сами безвольно опускаются, не хочется делать буквально ничего — не только приезжим, но и местным, вроде бы привычным к подобному климату жителям! Это и от молитвы отводит, и от поста. Поэтому следует заранее вспомнить, что христианская жизнь не знает ни отпусков, ни выходных. Везде и при любых обстоятельствах мы должны оставаться христианами и вести себя по-христиански, не рассчитывая, что на юге можно духовно расслабиться. Наоборот, лучше заранее настроиться на борьбу с этими помыслами, духовно укрепиться, вооружившись на предстоящую брань. Наконец, хорошо бы верующему отпускнику ясно понимать: на каждом приходе сложились свои выработанные годами практики и устроения и, по крайней мере, не следует удивляться им (и тем паче — выражать открыто свое несогласие с ними).

— Практически в каждом российском курортном городе теперь не один приходской храм, а несколько. С учетом же прилегающих поселков получается, что в более-менее приемлемой транспортной доступности у ­курортника несколько общин, где регулярно идут богослужения. Как вы считаете, можно ли удаленно, при помощи интернета, заранее выбрать храм, который лучше всего посещать в течение отпускного периода?

— Вряд ли. Ну как узнать о храме, об общине, о священнике по красивой картинке в интернете?! Тут я бы посоветовал два возможных сценария. Первый: на богослужение идите в ближайший храм в населенном пункте, где остановились. Если это по какой-то причине невозможно или неудобно, выберите следующий по удаленности, чтобы в итоге обрести ту духовную атмосферу, в которой вам лучше всего молиться. Туда и ходите до окончания отпуска. Второй сценарий — паломнический: старайтесь посетить как можно больше храмов, монастырей, святых мест, пока находитесь в отпуске.

— Нормально ли метаться с одного прихода на другой, так и не остановишись ни на одном из них?

— Во всяком случае, в этом нет ничего зазорного. Плохо, когда человек у себя дома продолжает путешествовать между храмами, так и не определившись со своим приходом. Потому что это связано с распространенным соблазном: грешим на одном приходе, исповедуемся на ­другом.

Исповедь дольше, причастников больше

— Вы уже немного рассказали об отличиях приезжих прихожан от местных. А в чем еще есть разница между ними?

— Вся наша паства принадлежит единой церковной традиции. Но даже на малом приходе все люди разные, каждый со своими индивидуальными чертами. Поэтому дифференцировать молящихся по признаку «свой — приезжий» сложно. Другое дело, чисто внешне приезжие, как правило, заметны: по одежде, говору, поведению, обращению к священнослужителю. Да и просто визуально: Анапа — город сравнительно небольшой, многих тут знаешь в лицо. Вот где я точно могу определить, что общаюсь с отдыхающим, — так это на Таинстве исповеди.

— Каким образом?

— Исповедник, впервые встречающий незнакомого священника у аналоя, встает перед искушением изложить ему всю свою жизнь. Действительно, как иначе объяснить обстоятельства совершенных грехов?! На своем-то приходе священник его знает, а тут нет! Вот и превращается исповедь в пересказ автобиографии. Вообще в среднем курортники у нас исповедуются чаще и дольше, чем постоянно живущие в Анапе верующие. На мой взгляд в крупных российских городах существует практика причащения мирян несколько раз в месяц. Лично я советую своим прихожанам тоже причащаться чаще. Но все же здесь, на Кубани, в среднем выходит примерно раз в один-два месяца. А поскольку перед причастием непременно положена исповедь, то у нас и времени на совершение этого Таинства летом уходит заметно больше. Если вне курортного сезона прихожан у нас исповедует один священник, то в сезон, как правило, три.

— Если можно, вернемся к типичным курортным соблазнам. Исповедники в них каются?

— Конечно. Стандартный пример: нарушение поста. «У нас в санатории скоромное дают всем, — оправдывается гость перед причащением. — Выбирать меню нельзя!» — «Вы уверены? — спрашиваю. — Ходили на кухню, уточняли?» — «Нет...» А напрасно — ведь во многих санаториях предусмотрен диетический стол без мясных блюд! Значит, уже налицо сделка с совестью, в отпуске вы сходу даете себе послабление в смягчении норм христианской жизни!

То же самое касается и других Таинств — крещения и венчания. Нецерковные приезжие приходят креститься. Почему не у себя дома? Там некогда, зато тут удобно — приехали поплавать, позагорать, а заодно и полезное дело совершить! Как правило, я отказываю: просто так крещение мы не совершаем, перед ним необходима огласительная беседа. Втолковываю визитерам: поезжайте домой, оставьте все второстепенное, поставьте Таинство на первое место, достойно подготовьтесь и подходите к нему не впопыхах, никак не увязывая его с курортной программой.

Просьбу повенчать часто обосновывают следующим образом: понравился ваш храм. Я в таких случаях спрашиваю: что же вами движет в первую очередь — эстетическое восприятие церковного здания или любовь и вера, желание быть законными перед Богом супругами? Если первое — лучше повременить! Но бывают и исключения. Из Санкт-Петербурга специально прилетали к нам венчаться!

— Конкурируют ли анапские приходы за курортников?

— Нет, что вы, у нас других забот хватает! На пляже православных миссионеров с информационными листовками вы не увидите. Кто к нам пришел — тем и рады.

— Но эти люди для вас — все же обуза или дополнительный источник для пополнения приходского бюджета? Ведь в средней полосе нет-нет да и услышишь церковную пословицу: «на дворе у нас июль, а в церковной кассе нуль». А у вас, стало быть, наоборот...

— Ни первое, ни второе. Лично для меня это объективная реальность, с которой я сталкиваюсь в своем служении. Это паства, которой я как пастырь пытаюсь неленостно уделять внимание. В пастырском отношении эта дополнительная нагрузка полезна: новые знакомства всегда обогащают, расширяют кругозор. Что касается условного «нуля» в кассе — да, у нас он приходится на зимнее межсезонье. Конечно, летом приезжие приносят дополнительную копеечку: заказывают требы, покупают свечи. Что там говорить: и сувенирами наш приход благодаря им занялся! Ведь спрашивают в лавке: есть у вас магнитики на память, открытки? Теперь отвечаем утвердительно. А что плохого, если вернется человек к себе домой, посмотрит на такой магнитик, да и вспомнит о нашем храме?

Анапа — Новороссийск — Москва

За содействие в подготовке материала редакция благодарит пресс-секретаря Новороссийской епархии священника Алексия Кульнева

СПРАВКА. Протоиерей Александр Карпенко родился в г. Новосибирске 21 августа 1955 г. в семье священнослужителя. В 1978 г. закончил факультет иностранных языков Томского педагогического института. С 1978 по 1980 г. служил в рядах Советской армии. Учебу в Мос­ковской духовной семинарии, а после ее окончания и в Духовной академии совмещал с работой в Отделе внешних церковных сношений. ­Рукоположен во священники в 1989 г. Служил на приходах Московского Пат­риархата в Швейцарии (Женева, 1989–1991) и США (1992 г. — в Нью-Йорке и с 1992 по 1996 г. — в Сан-Франциско, Калифорния). С 1997 г. состоял в штате Костромской епархии; с 1 января 1998 г. — в составе духовенства Екатеринодарской и Кубанской епархии, с 2013 г. — Новороссийской епархии.

ЧИТАЙТЕ НА НАШЕМ САЙТЕ: Паломнический маршрут для куротников из Тамани в Дивноморское

31 мая 2019 г. 18:50
Ключевые слова: исповедь, Кавказ
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59