iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий: «Мы расширяем преподавание религиозных культур на 5–9-е классы средней школы»
Минувшей осенью Министерство просвещения России опубликовало для общественного обсуждения новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Как следовало из текста проекта на федеральном портале «Нормативные правовые акты», из школьного курса основ религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ) предполагалось исключить все четыре конфессиональных модуля, оставив лишь два — основы светской этики и основы мировых религиозных культур. Как это соотносится с методической разработкой государственными органами целой новой предметной области основ духовно-нравственной культуры народов России, к чему готовиться родителям будущих четвероклассников и не пропадут ли втуне методические наработки по преподаванию основ православной культуры в средней школе, «Журнал Московской Патриархии» узнал у председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия. PDF-версия.  
31 января 2020 г. 12:00
Основ православной культуры, возможно, не будет в обновленной версии предмета Основы религиозных культур и светской этики, подобный вариант по-прежнему рассматривается и обсуждается — Минпрос
Экспертное сообщество продолжает обсуждать новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Текущая версия документа не предусматривает в программе курса Основ религиозных культур и светской этики ни одного из четырех конфессиональных модулей, в том числе и Основ православной культуры. Если этот вариант в итоге будет официально принят, родителям будущих четвероклассников придется выбирать всего из двух модулей, перечисленных в подпункте 25.3 «Организационный раздел основной образовательной программы» — «Основы религиозных культур народов России» (вместо прежних «Основ мировых религиозных культур») и «Основы светской этики».
12 ноября 2019 г. 16:59
Новости
Патриарх Сергий (Страгородский)
15 мая 2019 г. 18:05
версия для печати версия для печати

В Москве состоялась конференция памяти Патриарха Сергия (Страгородского)

В Институте российской истории РАН состоялась научная конференция «Патриарх Сергий (Страгородский). Время и наследие (к 75-летию со дня кончины)», на которой историки и священники дали свою оценку деятельности Первосвятителя в период 1920-40 хх годов.

        Все выступающие подчеркивали неоднозначность личности патриарха Сергия, часто давая жесткие, нелицеприятные оценки его деятельности, что отнюдь не прибавляло ему симпатии. Тем не менее, наиболее теплые слова в его адрес прозвучали в сообщении проректора Николо-Угрешской семинарии священника Николая Щеглова («Миссионерские труды будущего патриарха Сергия на Дальнем Востоке 1890–1893 и 1897–1899 гг.»), рассказавшего о служении архимандрита Сергия (Страгородского) в Японии в качестве помощника митрополита Николая Японского. Между двумя пастырями сложились добрые отношения. Архиепископ Сергий был в Японии дважды, но наиболее активно проявил себя как миссионер именно во второй раз (1897-1899 г). Благодаря, в том числе, и его деятельности японскую паству удалось увеличить на 2 тыс. прихожан (до 35 тыс. человек), отметил докладчик. Архимандрит Сергий выучил  японский, мог свободно на нем общаться, и в поездках по приходам в переводчике не нуждался. Для тех же, кто интересуется духовным наследием Русской миссии в Японии в конце XIX, нач.ХХ века сообщим, что Николо-Угрешская семинария запланировала издание 11-томника о святом Николае Японском, в него войдут не только дневники святителя, но и его письма близким, официальная переписка, отчеты о миссионерской деятельности. Издано уже два тома. 
         Доктор церковной истории, кандидат исторических наук священник Александр Мазырин подробно остановился на эволюции отношения митрополита Сергия к обновленческого расколу. По словам выступающего, митрополит Сергий признал раскольников, находясь под арестом в 1922 году. С одной стороны, в случае отказа ему грозил трехлетний тюремный срок. А с другой, митрополит Сергий по началу имел весьма смутное представление о Высшем Церковном Управлении обновленцев. Он даже всенародно объявил ВЦУ единственной канонически законной верховной церковной властью, склонив в раскол еще двух иерархов — архиепископа Нижегородского и Арзамасского Евдокима и архиепископа Костромского и Галичского Серафима.
         «ВЦУ тогда еще не скомпроментировала себя никакими антиканоническими действиями,- уточнил отец Александр. - Вероятно, свою роль сыграло и то, что во главе ВЦУ стоял епископ Антонин Грановский, которого митрополит Сергий хорошо знал и доверял ему». Однако в 1923 году митрополит Сергий признал свое заблуждение, вышел из раскола и принес публичное покаяние. Чем же объяснить эволюцию митрополита Сергия — от публичного признания раскольников до полного отрицания? «Во- первых, это известная приспособляемость митрополита Сергия, за которую его критиковали еще его современники. Во-вторых, это особенности его экклесиологических воззрений. Для митрополита Сергия Церковь не мыслима без функционирующей административной структуры с высшим управлением во главе. В июне 1922 года трудно было представить, что арестованный патриарх Тихон выйдет на свободу. Не было надежды, что кто-то другой возглавит Церковь. Значит остается ВЦУ.  И третий фактор: как человек верующий и достаточно аскетичный он не мог не увидеть духовную несостоятельность обновленчества»,- отметил пресвитер. 
     В выступлениях в адрес митрополита Сергия часто звучало слово "приспособленчество", но в условиях истребления большевиками видных представителей церковной иерархии, имевших незыблемый авторитет у верующего народа, и претендовавших на роль главы Церкви, декларация митрополита Сергия от 1927 года стала, в его понимании, единственной надеждой установить контакт с действующей властью и сохранить жизнеспособную структуру церковного управления. Какой ценой это было достигнуто- хорошо известно, но с другой стороны, как заметил один из участников конференции, никто не может сказать, как развивались бы события, если бы на  месте митрополита Сергия оказался кто-то еще. Единственно, что мождо утверждать - самые непоколебимые церковные лидеры беспощадно уничтожались новой властью. 
      В самой попытке найти компромисс с властью, по мнению священника  Ильи Соловьева (доклад «Декларация митрополита Сергия и членов его Синода (1927) и реакция на нее представителей обновленческого раскола») не было ничего нового:«Церковь всегда стремилась к симфонии с государством. Новым было то, что Декларация 1927 года (далее Декларация) фактически заявляла  о попытках найти симфонию именно с безбожной властью. Но и эта новизна была относительной. Потому что еще до Декларации, после падения монархии в России и после установления советской власти, определенные группы церковных людей стремились найти взаимопонимание с новой властью, заявляя о своей лояльности к ней. Более того, о полной поддержке советской власти заявили сначала обновленцы, а потом и другие оппозиционные течения, например григорьевцы».
        В Декларации обновленцы увидели угрозу своей церкви, потерю инициативы в отношениях с властью и старались всеми возможными способами скомпрометировать ее автора. В частности, ставили под сомнение правомочность избрания митрополита Сергия патриаршим местоблюстителем, называли его и синод «приспособленцами-единомышленниками» (см. Бюллетень синода ВЦУ от 12.06.1927) и т. д. 
«Говоря о Декларации сегодня, ее появление было вызвано необходимостью существовать вместе с государством в том или ином виде,- считает священник. - И если Церковь хотела сохранить свою легальность в тех условиях, она должна была сделать подобного рода заявление». Но вместе с тем, по мнению докладчика, Декларация была глубоко реакционным явлением церковной жизни. «Во-первых, она идеологически возвращала Церковь в, казалось бы, уже преодоленные ею времена полного государственного подчинения, в состояние ведомственной структуры. А во-вторых, Декларация стала знаковым явлением создания той административной системы, с помощью которой государство и советская власть осуществляла свой тотальный контроль: над назначением епископата, смещением клира, подбором церковных старост, церковного совета и т.д.»,- считает отец Илья. На вопрос, есть ли доказательства, что кроме митрополита Сергия Декларацию подписали еще 8 епископов (как было отмечено в докладе), отец Илья ответил, что нет никаких документов, опровергающих факт подписание ими этой декларации. 
          Выступление историка Института российской истории РАН Игоря Курляндского («Патриарх Сергий и диктатор Сталин ‒ точки соприкосновения. К осмыслению явления».) прозвучало в унисон с докладом отца Ильи. Митрополит Сергий понимал, что одной декларацией о лояльности к власти много не добьешься, нужно это подтвердить еще и делами. В частности, одну из таких возможностей предоставило заявление папы Римского в 1930 году в защиту прав верующих в СССР. И хотя ответ в виде интервью митрополита Сергия советским журналистам был написан, по данным выступающего, идеологом и руководителем антирелигиозной политики в СССР Ярославским и Сталиным, митрополит Сергий позже подтвердил свое «авторство» в послании пастве, опубликованном в 1932 году. «Исполненное всякой неправды выступление папы Римского вынудили нас (т. е. его и членов Синода) дать на него ответ в виде двух пресс-конференций советским и иностранным корреспондентам»,- писал владыка. Позицию папы митрополит назвал «коварным заступничеством».
       По- началу казалось, что Сталин продемонстрировал благожелательное отношение к Церкви. Разрешили издавать Журнал Московской Патриархии, Церкви были даны некоторые налоговые послабления, Сталин выступил с призывом не увлекаться закрытием церквей, что оказалось демагогией. «Но сами гонения на Церковь не только не были прекращены, но и продолжались с новой силой. В 1935 году был закрыт Журнал Московской Патриархии и распущен сергиевский Синод»,- отметил докладчик. В период Большого террора 1937-38 гг. чекисты сфабриковали дело против митрополита Сергия, по которому было уничтожено почти все окружение митрополита, перебит почти весь православный епископат, расстреляны родная сестра митрополита и его келейник, подчеркнул докладчик. Но сам митрополит Сергий был еще нужен Сталину.
           
         В частности, для трансляции советского влияния на новых землях на Западе страны после известного пакта 1939 года и на международной арене. Абсолютная покорность митрополита Сергия Сталину, подобострастные цитаты в выступлениях: «Богоустановленная власть», «Народ наш действительно един со своим вождем и воином» (Послание пастве от 22 июня апр.1943 года) и др., регулярные превозношение Сталина, сделали свое дело. Как известно, в 1943 году Сталин встретился с митрополитом Сергием и его окружением, после которой тиран, играя роль радушного хозяина, разрешил воссоздать Патриаршество, восстановить Синод, открыть духовные школы, вновь издавать Журнал Московской Патриархии, открыть свечные заводы, распоряжаться церковными средствами и т.д. По итогам встречи митрополиты в тот же день написали благодарное письмо Сталину, в котором превозносили его как доброго отца, сердце которого «горит отеческой любовью ко всем своим детям». Может быть, это было вопреки ожиданиям митрополита Сергия, но Сталин дистанцировался от него и общался с ним только через посредников в письменной форме. Даже после внезапной смерти митрополита Сергия соболезнования Синоду выразил не сам вождь, а Совнарком.  
        «Обобщая все вехи общения Сталина с митрополитом Сергием можно сделать вывод,- Игорь Курляндский подчеркнул, что это его личная точка зрения,- Сталин выиграл для своего режима больше, чем владыка Сергий для Церкви. Он получил дополнительный канал легализации своего режима и распространение советского влияния в мире. Сумел направить религиозные настроения населения, вызванные и усиленные войной в безопасное русло. Обещания тиран давал, но большинство из них не сдерживал. А митрополит (патриарх) Сергий, руководствуясь своим пониманием спасения Церкви, делал все, что было нужно диктатору. И, наверно, зашел слишком далеко в своем компромиссе». Как отметил однажды Патриарх Алексий II: «Трагедия патриарха Сергия была в том, что он пытался договориться с преступниками во власти под честное слово». 
       По итогам всех выступлений состоялась дискуссия.
       На конференции также выступили протоиерей Павел Хондзинский (Православный Свято-Тихо-новский гуманитарный университет) «Декларация митрополита Сергия: политика или экклесиология?», Андрей Кострюков (Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет) «Митрополит Сергий и Русская Зарубежная Церковь. К истории взаимоотношений», Маргарита Шилкина (Свято-Филаретовский православно-христианский институт) «"Второе восстановление патриаршества" как проект советского государства».

 

15 мая 2019 г. 18:05
Ключевые слова: история
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи