iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Синод Украинской Православной Церкви принял ряд важных кадровых и структурных решений
Вчера, 16 сентября, в Синодальном зале резиденции Предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киево-Печерской лавре под председательством Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия состоялось заседание Священного Синода Украинской Православной Церкви. Синод принял несколько важных кадровых решений. В связи с избранием Митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия на киевскую кафедру он освобожден от должности председателя Церковного Суда. На это место назначен Митрополит Каменец-Подольский и Городокский Феодор. Управляющим Черновицко-Буковинской епархией стал Преосвященный архиепископ Хотинский Мелетий. Викарным Хотинским епископом Черновицко-Буковинской епархии, в свою очередь, определено быть наместнику Иоанно-Богословского Крещатицкого мужского монастыря архимандриту Евсевию (Дудке). Наместником этой обители назначен архимандрит Серафим (Дудка).
17 сентября 2014 г. 16:30
Интервью
Секретарь Духовного суда Западно-Американской епархии Русской Православной Церкви Заграницей протоиереей Петр Перекрестов
ЖМП № 9 сентябрь 2013 /  4 сентября 2013 г.
версия для печати версия для печати

Церковный суд: опыт зарубежного служения

О практике ведения бракоразводных дел в церковном суде рассказывает секретарь Духовного суда Западно-Американской епархии Русской Православной Церкви Заграницей протоиереей Петр Перекрестов.

В России Церковь долгое время была лишена возможности иметь свой суд и проводить собственные судебные разбирательства. В Русской Православной Церкви Заграницей деятельность церковного суда не прерывалась и продолжалась в течение всего ХХ века.

Церковный суд за границей руководствуется церковными правоположениями и в целом имеет большой опыт работы в условиях светского государства, не вмешивающегося во внутреннюю жизнь Церкви.

Именно поэтому так велико значение правоприменительной практики зарубежного Духовного суда для церковных судов в России, которые в настоящее время переживают период становления.

 — Отец Петр, какие требования установлены в отношении членов епархиальных духовных судов в вашей епархии?

— В Западно-Американской епархии Русской Зарубежной Церкви членами Духовного суда — или, как его называл предшественник нынешнего правящего архиерея1, пресвитерского отдела епархиального совета — являются правящий архиепископ, викарный архиерей и все члены епархиального совета в священническом сане. Как правило, в епархиальный совет нашей епархии входят наиболее опытные и образованные священники епархии. Правда, на епархиальном собрании обычно стараются избирать в совет тех, кто служит в Сан-Францисском благочинии, так как опыт показывает, что священникам из других благочиний бывает сложно и дорого четыре раза в год, а порой и больше, приезжать на заседания епархиального совета в Сан-Франциско. Средний стаж нынешних членов епархиального совета — 25 лет (это при учете самого молодого члена совета, у которого стаж около трех лет).

Следует подчеркнуть, что членами Духовного суда являются только архиереи и священники, которые хорошо понимают, что, подобно тайне исповеди, они не должны подвергать обсуждаемые дела огласке.

— Руководствуется ли суд в своей деятельности только Положением о церковном суде Русской Православной Церкви Заграницей от 1956 года или же учитывает Положение о церковном суде Русской Православной Церкви от 2008 года и «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». В частности, «расширенный» список поводов к разводу, содержащийся в «Основах социальной концепции»?

— Духовный суд Западно-Американской епархии руководствуется в первую очередь определениями Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 годов, затем Положением о церковном суде Русской Православной Церкви Заграницей от 1956 года, а также рядом постановлений Архиерейских Соборов и Архиерейских Синодов Русской Зарубежной Церкви (например, в качестве повода к разводу Синодом Зарубежной Церкви было добавлено нежелание одного из супругов иметь детей). Положение о церковном суде Русской Православной Церкви от 2008 года специально не рассматривалось, но поскольку ныне две части Русской Церкви едины, «расширенный список», несомненно, может быть принят в качестве руководства.

— Какие критерии существовали для признания тех или иных указов Синода (времени синодального периода) действующими?

— Для нас исходными критериями и авторитетом для бракоразводного делопроизводства являются постановления Поместного Собора 1917–1918 годов. В этих постановлениях учтена практика дореволюционной Русской Церкви, в том числе относительно актуальности прежних указов Синода. Понятно, что мы живем не в дореволюционной России и что наши условия жизни очень отличаются от былых времен, это принимается во внимание, и вносятся необходимые коррективы, чтобы наш Духовный суд не только был современным в лучшем смысле этого слова, но и соответствовал духу Евангелия и главной задаче суда — духовному уврачеванию чад Церкви.

— Какие именно дела чаще всего рассматривает Духовный суд?

— Духовный суд Западно-Американской епархии 95% своего времени уделяет бракоразводным делам. Еще в суд обращаются с просьбами выдать разные церковные свидетельства, в первую очередь о рождении и крещении.

Духовный суд также рассматривает дела клириков, главным образом по вопросу лишения сана. Мы довольно-таки редко, слава Богу, рассматриваем такого рода дела, может быть, раз в семь — десять лет. Последнее дело было в 2007 году: клирик нашей епархии оставил свой приход и начал сожительствовать с женщиной. Правящий архиерей увещевал его либо покаяться, либо подать прошение о лишении сана, перед тем как решать вопросы своей личной жизни. Дело этого клирика рассматривалось на заседании Духовного суда, который послал ему письмо-увещание и дал ему однонедельный срок для ответа. Когда ответа не последовало, правящий архиерей запретил его в священнослужении. На последующем заседании Духовного суда было вынесено постановление на основании 25-го апостольского правила и 1-го правила Неокесарийского Собора о лишении сана этого священнослужителя. Постановление Духовного суда было передано правящим архиереем на рассмотрение и утверждение Архиерейским Синодом Русской Зарубежной Церкви.

— Какова процедура рассмотрения бракоразводных дел в церковном суде?

— Все бракоразводные прошения, как правило, рассматриваются лишь после получения просителем так называемого гражданского развода. Получив гражданский развод, православный христианин, «проситель» (по церковным правилам — обиженная сторона), может подать на имя правящего архиерея (он же и председатель Духовного суда) прошение о разводе. Такой хронологический порядок — сначала гражданский развод, а потом церковный — установлен по двум причинам:

а) Духовный суд рассматривает развод с духовной точки зрения, которая порой диаметрально противоположна принятым в современной правовой сфере нормам;

б) Духовный суд не желает, чтобы его решения были использованы в качестве показания в гражданском суде, особенно когда дело связано с вопросом прав на детей или имущест­во. Другими словами, Духовный суд, преследуя духовные цели, дистанцирует себя от гражданского. Правда, некоторые факты, выявленные в гражданском суде (в том числе и уголовного порядка), могут существенно повлиять на решение Духовного суда.

— Признается ли юридическая доктрина источником права? Какое юридическое значение для суда имеют толкования канонистов, правовой обычай?

— По поводу толкований канонистов могу сказать, что за те 30 лет, что я являюсь секретарем Западно-Американской епархии и Духовного суда, нам не приходилось к ним прибегать. В затруднительных вопросах наш Духовный суд склонен в большей степени обращаться к опыту архипастырей Русской Зарубежной Церкви, нежели к книгам и авторитету дореволюционных канонистов, поскольку, как мне кажется, там много устаревшего. В нашей же епархии мы имеем возможность обращаться за советом к протоиерею Александру Лебедеву (Спасо-Преображенский собор в городе Лос-Анджелесе), который более 40 лет служит в священном сане, был секретарем Восточно-Американской епархии и является весьма уважа­емым авторитетом по канонической практике Русской Православной Церкви Заграницей.

— Имеет ли суд одной епархии техническую возможность использовать в своих решениях правоприменительную практику суда другой епархии?

— Имеет, но я не помню случая, чтобы мы к такой возможности прибегали, для этого просто не было причин. Опыт нашего епархиального Духовного суда весьма велик и разнообразен. Мне думается, что общая схема бракоразводного делопроизводства в епархиях Зарубежной Церкви одинакова. Правда, в некоторых епархиях, в отличие от Западно-Американской, Духовный суд состоит из одних пресвитеров, а решения таких судов утверждаются правящим архиереем.

— Ведется ли протоколирование судопроизводства?

— Да, ведется, но в нашей епархии это делается не так подробно, как, например, ведутся протоколы епархиальных советов. Может быть, не помешало бы для читателя всё же пояснить, как на практике ведется бракоразводное дело:

а) после того как супруги получают гражданский развод, обиженная сторона (порой оба супруга «обиженные» и оба согласны и хотят развода) подает прошение о разводе на имя правящего архиерея. В прошении указываются возраст супругов, сколько детей, на каком приходе состоят, кто их духовники, когда и где венчались, а затем кратко излагается ход их брачной жизни и конкретные причины, приведшие к распаду брака. В прошении обязательно надо указать, кто от кого ушел и кто подал на гражданский развод. К прошению прилагаются свидетельство о церковном браке, свидетельство о гражданском разводе, контактные данные ответчика и бракоразводная пошлина;

б) архиерей знакомится с прошением, ставит резолюцию («секретарю епархиального совета на оформление») и передает секретарю;

в) далее секретарь посылает (классической заказной почтой или по электронной почте, что весьма удобно и оперативно) копию прошения с сопроводительным письмом ответчику. По нашим церковным правилам бракоразводное дело направляется по месту постоянного жительства супруга ответчика, хотя в наше время постоянных переездов это не всегда бывает возможным. В сопроводительном письме указывается, что ответчику дается возможность ознакомиться с содержанием прошения, ответить на него и привести свои доводы. Для этого ответчику обычно дается двухнедельный срок;

г) на очередном заседании Духовного суда (у нас Духовный суд собирается четыре раза в год) повторно зачитывается прошение и ответ на него, если таковой поступил. На основании двух этих документов Духовный суд и принимает решение. Если же ответчик в своем ответе обвиняет просителя в серьезном прегрешении, тогда просителю посылается конкретный запрос относительно этого обвинения. В некоторых случаях Духовный суд связывается с духовниками просителя и ответчика и просит их дать характеристики своим духовным чадам и высказать свое мнение по поводу происшедшего;

д) как правило, кто-то один или оба супруга виноваты в нарушении данных Богу брачных обетов, и Духовный суд, имея в виду духовную пользу для разводящихся супругов, налагает на одного из них или на обоих епитимью. Обычная епитимья: регулярное чтение Священного Писания, соблюдение всех постов и исповедь каждый пост, но без причащения святых таин в течение какого-то срока — обычно один-два года. Невиновной стороне дается благословение на вступление во второй церковный брак. Если же виновная сторона сожительствует с кем-то (пусть даже в так называемом законном гражданском браке), во избежание греха может быть сделано исключение: человеку дается разрешение на вступление во второй брак и несение своей епитимьи в брачном состоянии;

ж) после заседания Духовного суда печатаются протокол и бракоразводное свидетельство, где указано, по чьей вине расторгнут брак и какие наложены епитимьи, и извещение ответчику, тоже с указанием вины и епитимьи.

Следовательно, по протоколу, прошению и ответу всегда можно выяснить, на каком основании Духовный суд принял решение.

— Насколько открытым является доступ к архивам епархиальных судов?

— Архивы Духовного суда доступны только членам Духовного суда и с благословения правящего архиерея духовникам тех лиц, которые развелись. Порой духовнику надо быть в курсе некоторых подробностей дела, чтобы правильно вести свое духовное чадо после церковного развода или же для того, чтобы разъяснить ему суть дела.

— Публикуются ли какие-либо обзоры судебной практики? Возможна ли такая публикация?

— Нет, и не предвидится, дабы невольно не подавать людям мысль о разводе.

— Часто ли используется принцип икономии при применении церковно-правовых норм в конкретных делах?

— Я бы сказал, что у нас бракоразводные дела ведутся очень последовательно и аккуратно. В решениях Духовного суда по этим делам проявляется не только пастырская снисходительность и желание помочь разводящимся супругам осознать святость церковного брака и свою ответственность за него перед Богом, но и призыв к покаянию, к осознанию прежних ошибок и стремлению не повторять их в последующем браке.

Наш Духовный суд ставит себе целью дать людям возможность начать новую жизнь как в плане воцерковления, так и в плане своей личной жизни. Иногда для достижения духовного результата требуется более действенное духовное лекарство, а иногда — более снисходительное, и слава Богу, что мы не лишены возможности видеть добрые плоды как от акривии, так и от икономии.

— Каким образом производится следствие по делам?

— Нам практически не приходилось этим заниматься. Обычно хватает одного-двух телефонных звонков приходскому священнику храма, где проживают разводящиеся супруги, чтобы выяснить основные моменты. Если же со стороны супругов есть серьезные обвинения, на них, а не на нас лежит обязанность представить Духовному суду доказательства: либо документальные (чаще всего, копии переписки), либо имена свидетелей. Разумеется, что нашей епархии не по силам заниматься всякими следствиями.

— Каков порядок расторжения браков, венчание которых совершилось в других юрисдикциях?

— Если люди считают себя чадами Русской Зарубежной Церкви и собираются вторично венчаться в ее храмах, даже если они первый раз были повенчаны в России, в другой стране или в другой юрисдикции США, их бракоразводное дело ведется по установленному в Зарубежной Церкви порядку. Впрочем, есть люди, которые не намерены вступать вторично в брак, но они обременены своими брачными обетами и считают, что, пока они не освободятся от этих обетов, они продолжают состоять в браке и несут за это ответственность. Это же касается брачных пар, которые желают принять монашество: перед принятием монашеских обетов им необходимо освободиться от своих брачных обетов.

— Имеет ли бракоразводное определение гражданского суда правовое значение для суда церковного?

— Определения гражданских судов США не имеют принципиального значения для церковного суда, тем более что они не определяют, кто виноват в разводе. Эти суды принимают решения о родительских правах на детей, об алиментах и по вопросу раздела имущества, однако в ходе этих судов иногда выясняются некоторые обстоятельства — допустим, насилие в семье, мошенничество, психическая болезнь одного из супругов и прочее, — которые могут быть приняты во внимание Духовным судом.

— Есть ли различие в признании подобных определений в зависимости от территориальной принадлежности гражданского суда (если брак расторгнут, к примеру, не в США, а в России)?

— Нет, но, поскольку в Русской Церкви на территории Российской Федерации нет духовного суда по бракоразводным делам, нам нередко приходится разъяснять приходским священникам лиц, которые были разведены Духовным судом Русской Зарубежной Церкви, наш процесс и наши порядки по этому вопросу.

— Как вы думаете, нужен ли в России духовный суд по бракоразводным делам? Может ли он опираться на опыт Духовного суда в США?

— Мне кажется, что единоличное рассмотрение бракоразводных дел архиереем на основании, допустим, опросных листов или решений гражданского суда, как правило, исключает возможность обоснованного и всестороннего решения столь важного духовного вопроса. С другой стороны, Русская Церковь настолько большая, что не так просто рассмат­ривать десятки или даже сотни бракоразводных дел в месяц. Вероятно, есть смысл обсудить вопрос духовных судов и бракоразводного делопроизводства в одной из комиссий Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви и в ходе работы членам комиссии ознакомиться с опытом духовных судов Русской Зарубежной Церкви.

— Как поступает суд в случае, если о разводе просит супруг, пребыва­ющий на территории США, тогда как другой супруг находится в другой стране, к примеру, в Российской Федерации?

— Это бывает довольно-таки часто. В таком случае сложность часто заключается в том, как ответной стороне, проживающей в России, доставить копию прошения просителя и дать ответчику возможность изложить свое видение происшедшего. Отправлять заказные письма в Российскую Федерацию — дело дорогое и порой не очень надежное. В последнее время мы стараемся в таких случаях вести дело по электронной почте, иногда через родственников, а иногда даже просим известных нам священников или знакомых в городе или области, где проживает ответчик, помочь доставить ему наше письмо и копию прошения. Это очень большая проб­лема — нередко проситель даже не знает, где теперь находится бывший супруг, особенно если они разошлись много лет назад.

— Известны случаи, когда супруги, чтобы получить развод, ссылаются на злонамеренное оставление одним супругом другого как на основание к разводу, тогда как в действительности живут раздельно по взаимному согласию. Каким образом суд может бороться с подобными злоупотреблениями? К каким еще злоупотреблениям прибегают желающие получить развод лица?

— Мы не имеем возможности проверять все факты. Подразумевается, что, если человек хочет получить церковный развод и вторично повенчаться в храме, он, по всей вероятности, относительно порядочный. Мы прилагаем все усилия, чтобы обе стороны изложили свои версии происшедшего, и уже на основании их показаний принимаем решение. Надо сказать, что благодаря большому опыту и Божией помощи Духовный суд Западно-Американской епархии может на основании нескольких предложений определить, говорится ли правда, что скрывается и что на самом деле происходит. Но, конечно, гарантии, что мы всегда принимаем стопроцентно правильное решение, нет.

— По-прежнему ли существует практика розыскных публикаций при бракоразводных процессах? Практика заключительных публикаций?

— Прежней практики розыскных публикаций у нас больше нет. Были случаи в прошлом, когда просители давали розыскные объявления в газету того города, где, как им казалось, проживает ответчик. Заключительных публикаций у нас тоже нет. Следует отметить, однако, что при наличии Интернета (в том числе и при помощи поисковых систем и социальных сетей) можно очень многое с относительной легкостью узнать.

— Расскажите, пожалуйста, о делах, которые вам более всего запомнились или оказались особенно интересными.

— Я должен признаться, что быть секретарем Духовного суда — дело не очень радостное, но кто-то должен этим заниматься (а мне уже пора на покой!). Обычно разводящиеся супруги все свои претензии, в том числе и касающиеся степени вины и епитимьи, изливают на секретаря, хотя принимает решение не секретарь, а все члены Духовного суда! Но бывают и радостные моменты.

Помню, как одна молодая женщина была в некотором шоке от своей епитимьи. В ее свидетельстве было указано, что ей необходимо каждый пост исповедоваться перед своим духовником, а она даже не имела представления, кто такой духовник. Она очень аккуратно выполнила свою епитимью, нашла духовника и, можно сказать, стала другим человеком.

Очень интересны и запоминаются случаи розысков, например когда просители никак не могли нам сообщить контактные данные своих бывших супругов. Иногда я ради интереса и испытания своих «следовательских» способностей помогал этим людям найти следы пропавших. И когда это удавалось, у меня возникало чувство удовлетворения!

Конечно, очень радостно, когда люди каются, сознают свои ошибки, грехи, свое неправильное отношение к таинству брака и меняются. Думаю, что нет большей радости для членов Духовного суда, нежели видеть, что, несмотря на человеческую слабость, искушения и разрушение домашней Церкви, люди стараются спасти осколки (детей, добрые отношения с бывшими супругами) и со смирением и покаянием приступают к новой духовной жизни, нередко к созданию второй домашней Церкви.

 

1 В настоящее время епархией правит архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл (Дмитриев). Его предшественник — архиепископ Антоний (Медведев).

 

 

4 сентября 2013 г.
Ключевые слова: церковный суд
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи