iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Интервью
Эскиз внутренней росписи нового храма на Лубянке
ЖМП № 5 май 2017 /  26 мая 2017 г. 21:15
версия для печати версия для печати

Выше страдальцев за веру — только Христос

Новый храм Сретенского монастыря художники Дарья Шебалина и Михаил Леонтьев расписали за год, но перед этим еще два года готовили проект и эскизы. Их руками украшены более 15 храмов по всей России. Но в новом храме нет композиций, которые когда-либо использовались в других храмах, — всё сделано супругами впервые.ПДФ-версия

«Я считаю, что на самом деле автор проекта — епископ Егорьевский Тихон, наместник Сретенского монастыря. А мы только помогли воплотить его идею, стали его руками, — признается Михаил Леонтьев. — У нас были десятки разных вариантов на каждую стену. Разные по сюжету, по стилю, по цветовым решениям. Мы не просто писали, но совместно с архитектором Дмитрием Смирновым и владыкой Тихоном проживали весь этот проект, пропуская через свое сердце каждую его деталь, подробно обсуждая каждую композицию. Всё то новое, что присутствует в росписи, принадлежит именно владыке. Например, идея расположить святых вокруг купола плечом к плечу. Купол — это символ рая, а выше страдальцев за веру только Христос, что подчеркивает мысль, что все они уже в раю».

Cтиль, в котором работали художники, по словам Дарьи, не имеет особого названия. В росписи храма причудливо переплелись как элементы русского и византийского монументального искусства, так и отголоски эпохи Раннего Возрождения и Средневековья, в котором творили итальянские мастера. В частности, с их творчеством супруги знакомились в Италии и других странах Европы.

Расписывать храм приходилось в экстремальных условиях, когда еще вовсю шла стройка. «Например, вчера только оштукатурили одну стену, а сегодня мы уже приступаем к росписи. Одновременно внизу что-то пилят, мешают бетон, идет сварка, а в оконные проемы снег летит, — с улыбкой вспоминает Дарья. — То, что нам удалось за год его расписать, — просто чудо». Своим ноу-хау художники считают роспись по фактурной поверхности, благодаря чему свет на образах играет и преломляется, создавая подобие мозаики. В работе использовались акриловые краски. Всего в росписи представлены около 80 новомучеников. Есть и малоизвестные, как, например, новомученица Татьяна Гримблит.

Однако выделить кого-нибудь особо из этого списка Михаил и Дарья отказываются. «Мне близок каждый из них, — говорит Михаил. — Когда пишешь, то в душе происходит что-то особенное, начинаешь по-другому воспринимать окружающую действительность. Ведь необходимо передать духовный мир этого человека, а не только портретное сходство. И, читая о новомученике, изучая его фотографии, ты словно погружаешься в мир его души: этот человек как бы оживает, появляется перед тобой. Когда же начинаешь передавать его внешние черты, то вступаешь со святым в нечто вроде диалога, который иногда оказывает очень сильное эмоциональное воздействие на художника. Например, такой диалог почему-то случился у меня, когда я работал над портретами царственных страстотерпцев. Причем это не связано ни с какой идеологией. Просто в процессе работы они стали для меня по-человечески близки».

Общая площадь храма, отданная под роспись, — 6000 м2. Чтобы уложиться за год, к работе привлекли около 50 художников. Но большую часть ликов святых и лик Спасителя Михаил и Дарья писали сами. И потом уже по всей живописи проходили своей кистью, даже если эти фрагменты орнамента или одежды расписывали их коллеги. «Этот храм стал неким рубежом нашей творческой биографии, — подытоживает Михаил. — Потому что в эту работу нам пришлось вложить все свои силы, знания и опыт. Для воплощения задуманного надо было постоянно находить новые технические решения».

Справка.

Михаил Леонтьев окончил художественный факультет ВГИКа, художник кино, театра и телевидения. Иконами и монументальной живописью занимается 24 года. Дарья Шебалина окончила Суриковское училище, затем училась в Богословском институте в Париже. Совместно и по отдельности супруги расписали храмы в Сарове, Дивееве, Дмитрове, Москве и Подмосковье, в Краснодаре, Воронеже и других городах. Они написали несколько икон и майолик для Сретенского монастыря, несколько иконостасов и множество икон для других храмов в России и иных странах.

26 мая 2017 г. 21:15
Ключевые слова: храмостроительство
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00