iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В Москве открылся Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета
В гостинице «Даниловская» 26 сентября начал работу VII Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета, проходящий под названием «История и богословие в евангельских повествованиях». В организованном при содействии Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св.св. Кирилла и Мефодия форуме участвуют несколько десятков библеистов из России, Сербии, Греции, Румынии, Германии, Финляндии, Великобритании, США. До 30 сентября в его рамках состоятся несколько пленарных заседаний, семинаров и тематических дискуссий. В среду, 28 сентября, открытую лекцию «Неканонические Евангелия: историческое влияние и вклад в богословие» с переводом на русский язык в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) прочитает профессор Нового Завета Университета Регенсбург (Германия) Тобиас Никлас.  
27 сентября 2016 г. 02:30
Общество
Епископ Филарет (Коньков) стал первым выпускником МИФИ, принявшим епископский сан
ЖМП № 10 октябрь 2013 /  14 ноября 2013 г.
версия для печати версия для печати

Вера Христова не противоречит науке, изучению физики и современным ядерным технологиям

С Преосвященным Филаретом автор этих строк пересекался в одних школьных коридорах 29 лет назад. Конечно же, в то время нынешний правящий Барышской епархией (Симбирская митрополия) архиерей выглядел куда моложе, да и именовался иначе — Вячеславом Викторовичем Коньковым, учащимся подготовительного отделения МИФИ. Впрочем, даже если мы тогда и встречались, вряд ли общались: совместных интересов у отслуживших в армии пэошников (как называли мы их), и девятиклассников-«пионеров» (как говорили о школьниках некоторые из них) практически не было. В прошлом году епископ Филарет (Коньков) стал первым выпускником МИФИ, принявшим епископский сан.

— Ваше преосвященство, вас зачислили на подготовительное отделение осенью 1984 года сразу после армии?

— Да, непосредственно после демобилизации. Профориентационная политика в МИФИ в 1980-е годы была на высоте. Вступительное собеседование прошел успешно, несмотря на то что после двух лет срочной службы даже квадратные уравнения вспоминались с трудом (думаю, правда, что так было у всех «армейцев»). Полгода на подготовительном отделении не прошли даром: из 90 наших в институт не поступило всего полтора десятка человек.

— Выбор профессии был для вас сознательным? Или просто взрослые посоветовали?

— В юности меня всё время тянуло к науке, мечтал заниматься техникой. К сожалению, сельская школа в Ульяновской области не могла дать должного уровня образования.

— То есть вы сомневаетесь, что поступили бы в МИФИ, решись поехать в столицу сразу после получения аттестата зрелости?

— Да. Ведь после десятого класса я подал документы в Ульяновский политехнический институт, но провалился на вступительных экзаменах. Так что продолжать образование пришлось уже после армии. На факультет кибернетики пошел тоже сознательно. Учиться было очень интересно! После получения диплома с квалификацией инженера-системотехника распределился в подмосковный Троицк, в Институт физики высоких давлений РАН. Это был 1991 год — время тяжелейшее для отечественной науки. Материальная база, несмотря на академический статус института, отсталая, перспективы модернизации скромные, зарплаты невысокие.

— Многие тогда уходили в бизнес.

— Я не избежал подобного искушения, но быстро понял: это не мое. Науке честно отдал пять лет. В этот период стал регулярно ходить в храм на богослужения в соседнюю с Троицком деревню Пешково, где тогда служил маститый протоиерей Владислав Свешников. Хотя крестили меня в младенчестве, к вере приходил уже осознанно.

— То есть это случилось уже после окончания института?

— На младших курсах, если честно, было как-то не до этого. Но первые кирпичики в христианское мировоззрение стали закладываться на старших курсах. Замечательные факультативы по истории России и истории мирового зодчества вел у нас профессор Московского архитектурного института Владимир Махнач. Туда набивались полные аудитории, и Владимир Леонидович каждую тему подавал через призму христианского сознания. Ну а уже позднее, когда развал науки достиг апогея, необходимо было определяться с дальнейшей судьбой. Следующим этапом моей церковной жизни стали регулярные поездки в Екатерининскую пустынь в подмосковном Видном. Этот монастырь тогда восставал из разрухи, и каждый визит туда давал мне большую духовную радость. Весной 1996 году я поступил в эту обитель послушником, а осенью был пострижен в монашество.

— Ваше Преосвященство, вы первый из епископов нашей Церкви с дипломом МИФИ и можете, что называется, изнутри ответить на вопрос: нет ли непримиримого противоречия между богопознанием и научно-техническим менталитетом отдельного человека?

—    У меня драматического конфликта здесь никогда не возникало. И я, честно говоря, не очень понимаю, почему по поводу открытия кафедры теологии в МИФИ сломано столько копий. Эта кафедра поможет будущим инженерам и физикам-ядерщикам расширить кругозор, что поистине замечательно. Тем более нет никакого противоречия между верой и глубоким погружением в современные научно-технические дисциплины. Бог есть Дух, как известно любому настоящему христианину, и ни постичь Бога, ни даже приблизиться к этому постижению современная наука не в состоянии. Наука же, особенно экспериментальная (а проверить гипотезу и теорию можно только экспериментом), — это высокотехнологичное и интеллектуальноемкое ремесло. Как работает ученый? Поставив задачу, с утра до ночи, серию за серией ставит опыты и пытается найти в их результатах закономерность. Обнаружив ее, пишет статью, отправляет в научный журнал и ждет: будет ли реакция. Реакции может не быть, она может быть отрицательной — всё это нормально, всё это объективный научный процесс, религии и вере никак не мешающий.

 

СПРАВКА: История МИФИ началась 71 год назад, когда 23‑го ноября 1942 г. Совет народных комиссаров СССР принял постановление об организации Московского механического института боеприпасов. В то время в институте было всего три факультета: трубок и взрывателей; снарядов, мин, авиабомб; патронов и гильз. В январе 1945 г. в институте прошла первая реорганизация, институт стал называться Московским механическим институтом (ММИ) с организацией факультетов механико-технологического, конструкторского и точной механики.

В сентябре 1945 г. вышло Постановление СНК СССР № 2386627сс «Об организации инженерно-физического факультета при Московском механическом институте». Со временем начался процесс постепенного перевода механических специальностей в другие институты и расширения инженерно-физических специальностей. В 1953 году институт приобрел нынешнее название МИФИ, все факультеты которого стали в большой степени ориентированы на подготовку специалистов атомной энергетики и оборонной промышленности.

На Западе МИФИ тогда кратко именовали «советским ядерным колледжем». По иронии судьбы, этот термин оказался едва ли не пророческим: в 2008 году МИФИ стал одним из двух первых национальных исследовательских университетов в России и был переименован в Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ».

 

14 ноября 2013 г.
Ключевые слова: теология, богословие
Также читайте:
наука и религия
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00