iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Чудо по расписанию
Больше года в Ростове-на-Дону работает созданный под эгидой Донской митрополии Центр гуманитарной помощи. Помогающий сотням людей ежедневно и тысячам ежемесячно, он стал первой церковной организацией, где работе с украинскими беженцами придали системный характер. Затем эту эстафету подхватила соседняя Белгородская митрополия. Продолжением подобной практики стал организованный год назад Общецерковный центр приема беженцев и помощи им в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, в Новокосине (Москва). Нынешний год для ростовского и белгородского центров стал настоящей проверкой на прочность: эти точки стали узлами распределения гуманитарной помощи по благотворительному проекту, осуществленному по патриаршему благословению международной христианской организацией.
11 декабря 2015 г. 11:25
Репортажи
Фото Павла Смертина
ЖМП № 4 апрель 2015 /  7 декабря 2015 г. 14:25
версия для печати версия для печати

Обыкновенное чудо

ЦЕРКОВЬ ОТКРЫЛА УНИКАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ

Первый в России негосударственный детский дом для детей с тяжелыми нарушениями развития в марте принял первых ­подопечных. С идеей его создания два года назад выступил ­Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Маленькому Гору Варасяну без малого девять лет. «Ого, как тут хорошо! — широко раскрываются умные черненькие глазенки, когда он попадает в свою новую спальню. — А я почему-то думал, что будет плохо... А где моя кровать? Можно, я буду спать вот на этой, где одеяло с пиратами? Ты подписала мое полотенце? А ты придешь навестить меня ве­чером?!»

Волонтер Вера Шенгелия только успевает кивать да поддакивать: можешь выбрать любую кровать, конечно, я приду укладывать тебя спать, пойдем, сам посмотришь вешалку в душевой... Обычная сцена новоселья, немного более волнительная для малышей.

Но на последней фразе по лицам гостей пробегает едва заметная тень смущения. Впрочем, Гор ее не чувствует: «Конечно, пойдем, проводи меня!» Он привык к этому глаголу, ведь так надо и так правильно. И ничего страшного в том, что с рождения ноги для Гора — это два больших блестящих колеса инвалидной коляски. Правильно пристегнувшись, он не просто «ходит» — лихачит так, что любому сверстнику даст фору. Правда, иногда забывает пристегнуться, и на этот случай рядом неотступно возникает Верина фигура.

Особенный дом для особых ребят

Свято-Софийский детский дом на столичной улице Крупской существовал и раньше — в статусе негосударственного образовательного учреждения для мальчиков-сирот. Одни воспитанники выросли и достигли совершеннолетия, другие — были устроены в замещающие семьи. Здание освободилось. В Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению рискнули замахнуться на масштабный проект: открыть первый в стране церковный детский дом для особых ребят. Если точнее, это вообще первый в России детдом для маленьких инвалидов с множественными тяжелыми нарушениями развития.

В начале марта сюда поступил 21 ребенок из 15-го столичного Детского дома-интерната (ДДИ). Это учреждение, конечно, выбрали не просто так: уже восемь лет с тяжелобольными ребятами там занимались сестры Свято-Димитриевской общины милосердия. Пять лет отдала этой деятельности и нынешний директор Свято-Софийского детского дома Светлана Емельянова.

«С 15-м интернатом у нас полное взаимопонимание, — говорит Светлана. — И всё же то, что ребят оттуда согласились передать нам, — очевидное обыкновенное чудо, других объяснений у меня нет. Как отбирали "переселенцев"? Сложно: в отделении милосердия там проживает 120 детей, каждую кандидатуру согласовывали скрупулезно и персонально. Предпочтение отдавали сложившимся личным отношениям, устоявшимся парам "ребенок — сестра милосердия" и тем случаям, когда волонтер согласился продолжать работать на новом месте».

Постоянную тесную взаимосвязь подопечного и добровольца Емельянова считает важнейшим стимулом дальнейшего устойчивого развития ребенка: «Ему надо видеть, что есть друг, которому он нужен и который нужен ему. Собственно, в этот момент и постигается смысл жизни. Поэтому волонтеры — часть нашей семьи». Такие постоянные друзья сейчас есть у 12 из 21 постояльца. Прибавьте штатных дефектолога и психолога, а также по одному воспитателю и помощнику воспитателя в каждой из трех групп — так в детдоме достигается критерий внимательного ухода и присмотра в отделениях милосердия (численность персонала не менее численности подопечных), которому давно соответствуют подобные учреждения во многих зарубежных странах и к которому еще только приближаются в российских государственных учреждениях.

Пища телесная и «презренный металл»

Впрочем, деньги на ставку психолога пока только ищут. Финансироваться детский дом будет на паритетных началах: половину бюджета формирует учредитель — православная служба помощи «Милосердие» (для каждого ребенка эта сумма колеблется в пределах от 60 до 80 тыс. рублей в месяц), вторую — городской департамент социальной защиты населения (ДСЗН). «Это стало возможным благодаря новому федеральному закону о социальном обеспечении негосударственных организаций, вступившему в силу в прошлом году, — уточняет духовник службы "Милосердие" председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. — Кроме того, я лично признателен руководителю ДСЗН Владимиру Петросяну, благодаря авторитету которого столичные власти субсидировали ремонт нашего здания перед приемом новых детей».

Тем не менее еще в начале этого года Преосвященный Пантелеимон открыто сомневался в том, что в условиях разраставшегося финансово-экономического кризиса удастся запустить столь масштабный проект. «Я опасался, что государственного финансирования окажется недостаточно, — говорит глава синодального отдела. — Но, когда увидел отзывчивость благотворителей, в определенном смысле даже возросшую в трудные времена, решил продолжать». Впрочем, дефицит частных пожертвований по-прежнему ощущается. «Мы надеемся, что в перспективе у каждого ребенка появится шефствующий над ним благотворитель, который, перечисляя сюда средства, будет осознавать, что жертвует он их конкретному человеку, — мечтает Емельянова. — Но пока это завтрашний день».

Два десятка ребят расселены в трех жилых блоках на двух этажах по комнатам различной планировки (палатами их здесь называть не принято). При определении «места жительства» каждого маленького новосела и его соседей администрация тоже учитывала дружеские связи, сложившиеся в 15-м детдоме-интернате. У каждого в своей комнате — персональный шкафчик с одеждой, которую можно выбирать. Через коридор — кухня-столовая с личной посудой, напротив — игровая.

Кстати, о кухне. Конечно, не хлебом единым жив человек, но на работу пищеблока многочисленные контрольные органы наверняка станут обращать пристальное внимание. Случайно или преднамеренно, но в трапезной на общее обозрение вывесили ежедневное меню для воспитанников. «Завтрак: каша кукурузная жидкая на молоке, чай с сахаром, сыр, сливочное масло, хлеб. Второй завтрак: фруктовый сок, питьевая вода, пюре из груш. Обед: икра кабачковая, ленинградский рассольник, отварное мясо с тушеной капустой, кисель из сухофруктов. Полдник: чай с сахаром и вафли. Ужин: овощное рагу с отварным мясом, сливочное масло, лимонный напиток, банановое пюре». Есть еще «второй ужин»: творог. В общем, с калориями и витаминами полный порядок.

Новый уклад жизни

Унаследованная от детского дома для мальчиков компоновка жилых помещений тривиальна, но достаточно хорошо продумана: без риска упасть или ушибиться в пределах своей группы можно передвигаться свободно. «Жизнь складывается из мелочей, как раз они чаще всего и воспитывают, — замечает Емельянова. — В обычном государственном ДДИ детей очень много — как правило, больше сотни (к примеру, в 15-м московском — 450 человек, это примерно по два десятка на одного воспитателя). Здесь, как видите, совершенно иные условия — от банальных квадратных метров до постоянного сопровождения, которое помогает выстроить вокруг наших маленьких подопечных совершенно иной уклад жизни, непохожий на уставную казенщину. Для нас это очень важно — предоставлять ребенку возможность выбора, учить его на бытовом уровне принимать решения, чтобы подготовить его, насколько это возможно, к взрослой жизни».

Вообще-то по традиционной классификации считается, что в отделениях сестринского ухода детских домов-интернатов находятся лежачие пациенты. Даже беглого взгляда на контингент Свято-Софийского детского дома достаточно, чтобы убедиться: его воспитанники гораздо самостоятельнее. Конечно, есть дошколята, которые умеют только ползать, а вместо речи издают трудно угадываемые (впрочем, более или менее понятные сестрам милосердия и волонтерам) звуки. Но и это, учитывая тяжелейшие родовые и дородовые патологии их развития, огромный успех. В основном же благодаря постоянным занятиям с сестрами Свято-Димитриевской общины дети начали самостоятельно садиться, ходить, улыбаться, общаться и принимать пищу. И новичкам, похоже, не избежать подобной «участи». В игровой комнате волонтер Светлана Щербакова в восторге от того, как ее новая подопечная Наташа Фадеева самозабвенно разбрасывает по полу детали деревянного конструктора. «Она только что поступила из Дома ребенка, — радостно рассказывает про четырехлетнюю Наташу, пока не умеющую говорить, Светлана Михайловна. — У нее еще не пропала радость познания мира, это прекрасно... и многообещающе!»

Разумееется, иллюзии опасны, и в Свято-Софийском детском доме это прекрасно понимают. «Когда нашим ребятам исполнится 18 лет, скорее всего, их признают недееспособными, — говорит директор. — Но мы берем их не для того, чтобы вскоре передать в психоневрологический интернат. Во-первых, уже сейчас закон разрешает нам за счет негосударственных средств оставлять молодых людей до 23 лет. Во-вторых, пора задумываться о будущем перепрофилировании части детского дома в богадельню, чтобы подопечные могли и дальше здесь находиться. Но главное, мы не оставляем надежд устроить ребят в семьи, потому что лучше семейного воспитания нет ничего! Верим, что удастся справиться, ведь здесь и так много чудесных событий уже произошло».

В Свято-Софийском детском доме, к счастью, есть свободные площади, которые позволяют организовать школу приемных родителей. Сами же ребята продолжат заниматься в Центре лечебной педагогики (причем вчетверо чаще прежнего) и в бассейне, посещать контактные зоопарки, сенсорные спектакли и специальные музеи. Кредо администрации — никакой изоляции и максимально возможная интеграция во «внешнюю» жизнь по программам инклюзивного обучения. Так, уже в этом году трое воспитанников начинают учиться в классе «Особый ребенок» одной из соседних общеобразовательных школ.

Самое же главное, Господь уже вошел в жизнь этих маленьких человечков, которым так много довелось перенести и пострадать за их недолгую жизнь, к тому же явно не по своей вине. Близок ли им Бог, насколько близки они к Богу — наверняка сказать трудно. Но важный критерий отбора новичков — смущенно извиняется за объяснимую в столь волнующий день новоселья забывчивость Светлана Емельянова — их отношение к православной вере: «В 15-м ДДИ есть домовый храм, с нашей помощью все воспитанники регулярно там молились. Мы видим, какое важное место это занимает в их жизни». Детдомовский храм во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии располагается в центральном пролете жилых блоков третьего этажа. Добираться сюда просто и легко, и весь уклад жизни маленьких постояльцев будет организован по законам христианского воспитания.

«Где моя икона? — вдруг всполошился Гор, услышав, что всех желающих зовут на молитву. — Я хочу поставить ее рядом с подушкой!» Она осталась внизу в машине — просто не весь багаж успели разгрузить.

Досье. Свято-Софийский детский дом для инвалидов — один из 24 социальных проектов православной службы помощи «Милосердие». Поддержать его можно на специальной интернет-страничке. Узнать подробнее, как стать финансовым попечителем воспитанника, можно по телефонам +7 (926) 409-6508 (Светлана) и +7 (985) 434-8725 (Константин).

Историческая справка

В 1993–1994 гг. совместными усилиями сестричества Общины св. блгв. царевича Димитрия и департамента образования Москвы был создан приют для девочек. Он имел статус государственного, но все сотрудники были православного вероисповедания. В 1998 г. приют стал детским домом № 27. Однако открыто воспитывать детей в православной вере не позволял государственный статус учреждения. После долгих трудов и ходатайств осенью 2003 г. по решению Московской городской думы 27-й детский дом был перепрофилирован в Свято-Софийский православный детский дом, а в 2008 г. — в детский дом для мальчиков. В 2011–2012 гг. здание в ходе ремонта было расширено. В 2014 г. помещение освободилось благодаря тому, что часть воспитанников обрела семью, а остальные — выросли.

КОММЕНТАРИЙ

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон, председатель Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви: "Наш детский дом — это прорыв"

Сейчас происходит перелом в отношении к особенным детям, всё больше людей в России стараются им помочь. Главная инициатива в открытии Свято-Софийского детского дома два года назад исходила от Святейшего Патриарха Кирилла. Сделать это, увы, мы смогли только сейчас, с либерализацией финансового законодательства, позволившего перечислять бюджетные средства негосударственным социальным организациям в профильных целях. Мы хотим, чтобы наш дом был открыт, как открыт обычный дом каждого из нас: чтобы сюда приходили гости, чтобы с детьми занимались волонтеры, чтобы здесь реализовывались самые современные методы реабилитации.

7 декабря 2015 г. 14:25
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Священник Александр Волков: Нужно быть открытыми и честными по отношению к обществу
Пресс-секретарь — должность непростая. С одной стороны, человек должен быть в курсе многого и всюду сопровождать руководителя. С другой стороны, оставаться за его спиной и лишь в особых случаях иметь право озвучивать позицию. От тонкой, в общем-то ювелирной, работы пресс-секретаря зависит то, как воспринимают журналисты, а через них и вся аудитория СМИ Церковь. Конечно, этот портрет Церкви нарисован кистью разных пресс-секретарей: тех, кто трудится в епархиях и благочиниях, в синодальных учреждениях и иных церковных структурах. Но немаловажен в этом эскизе почерк того, кто возглавляет пресс-службу Патриарха Московского и всея Руси. Об информационной жизни Русской Православной Церкви читателям «Журнала Московской Патриархии» рассказывает руководитель Патриаршей пресс-службы священник Александр Волков. ПДФ-версия
22 октября 2018 г. 16:38
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21