iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий: «Поездки по сельским приходам — самая большая радость для меня как правящего архиерея»
В уходящем году Тверской епархии исполнилось 750 лет. Праздничная Литургия по поводу столь значительного юбилея состоялась в Спасо-Преображенском соборе Твери. Этот храм, основанный первым Тверским епископом святителем Симеоном, несколько веков был кафедральным собором епархии, а в 1935 году большевики его взорвали. Нынешний правящий архиерей Тверской епархии митрополит Тверской и Кашинский Амвросий рассказал «Журналу Московской Патриархии», как уже в процессе воссоздания собор наполняется жизнью, зачем архипастырь недавно пригласил директоров школ на совещание в один из монастырей, часто ли он видит страх в глазах подчиненных и каким образом удалось прекратить поток жалоб в епархиальное управление от мирян. PDF-версия.  
16 декабря 2021 г. 16:30
Репортажи
Рядом с окопом, шедшим прямо от алтарной стены
ЖМП № 8 август 2015 /  8 июля 2015 г. 11:10
версия для печати версия для печати

Красная церковь и дядя Женя

ПЕТЕРБУРЖЕЦ ЕВГЕНИЙ ЗАЗОВИТ В ОДИНОЧКУ ВОССТАНАВЛИВАЕТ УСПЕНСКИЙ ХРАМ В ЗАБРОШЕННОМ СЕЛЕ В ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Среди сотен храмов, освященных в честь Успения Пресвятой Богородицы, есть и этот – в заброшенном селе Лукинское в полусотне километров от Санкт-Петербурга. Бывший некогда духовным средостением богатой дворянской усадьбы Арцебашевых, он теперь с немым укором глядит на водителей, спешащих по автотрассе к станции Жихарево. Даром что в народе ближайшая автобусная остановка до сих пор известна как «Красная церковь», храм давно уже далек от полагающегося ему благолепия. Главки проломлены и перекошены, кровля в выросших за долгие десятилетия запустения кустарниках, в кирпичной кладке зияют выбоины. Но жизнь теплится и здесь.

Последнюю четверть века за храмом присматривает петербуржец Евгений Зазовит. Необычное занятие, когда-то начинавшееся как хобби, со временем стало церковным послушанием, а теперь превратилось в главный смысл жизни Евгения Анатольевича. В Интернете этот человек многим известен как «дядя Женя». Корреспондент «Церковного Вестника», побывав гостях у хранителя Успенского храма, записал его неспешный и не очень длинный монолог, который разнообразили несколько удивительных историй – современных притчей. Они ярче некуда показывают: Господь рядом, только не надо стесняться показывать Ему свою веру.

«Всю свою полувековую жизнь я провел в родном городе. Был обычным рабочим – в основном слесарил. Когда в 1980-х годах женился, с супругой стали жить в семи километрах отсюда – в деревне Падрила. Предыстория моего знакомства с Успенским храмом такая. Гуляя рядом с Падрило, однажды случайно наткнулся на немецкое воинское кладбище. Изучил литературу о Великой Отечественной войне и выяснил: здесь располагались передовые немецкие позиции, с которых враг намеревался перерезать «Дорогу жизни» по Ладоге и восстановить непрерывную замкнутую блокаду Ленинграда.

Кладбище выглядело совершенно забытым, и я принялся потихоньку выкапывать останки солдат и передавать их представителям немецкой общественной организации, чтобы захоронили как положено. Что удивило – у некоторых трупов руки были по-христиански скрещены, и в ладонях лежали свечки. И вот у одного солдата я увидел на запястье серебряные часы. Почти новые, только чуть в земле ржавчиной тронутые. Решил я их почистить, а потом поносить. За ночь в бензине они полностью «скисли», а на душе стало неимоверно тяжело. Несколько дней места себе не находил, пока не зашел в храм свечку поставить.

Стало мне интересно, а где же располагались ближайшие позиции наших, советских войск. Один знакомый в 1988 году рассказал, как на мопеде проехать в Лукинское. Что интересно: храм как на ладони, а добраться до него никак не могу – то в поля уносит, то в лесную чащу. Наконец, едва таща на себе мопед, через чащобу и двухметровые заросли крапивы продрался на старое кладбище и посреди него встал, завороженный. Было немного жутковато: храм, полностью заброшенный, словно приглашал войти под таинственный полумрак его сени. Иконостаса не было, внутри угадывались следы многочисленных дождевых потеков. Я встал перед алтарем, и... не могу объяснить, что со мной стало. Только на улицу я вышел уже другим человеком и понял: без села Лукинского больше не проживу».

Притча первая, о транспорте

Пока Евгений не переселился в Лукинское, семикилометровый путь приходилось преодолевать пешком. Однажды, когда сил уже, казалось, не оставалось, Евгений встал посреди дороги и взмолился святителю Николаю, чтобы какая-нибудь машина проехала. Тут же показалась легковушка, водитель которой, впрочем, предупредил, что ему не совсем по дороге. Условились, что тот высадит пассажира на полпути. «Ладно, давай до поворота», - услыхав историю Евгения, смилостивился человек за рулем. А доехав до поворота, уже решил подбросить и до стен храма. «Как звать-то тебя?» - не зная, чем отблагодарить «извозчика», на прощание спросил Евгений. «Николай!»

«Заняться воссозданием Успенского храма меня благословил мой духовный отец протоиерей Иоанн Миронов, настоятель домового храма завода АТИ в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» на Цветочной улице. Несколько лет бывать здесь получалось только урывками. А после второго неудачного брака, на рубеже 1990- 2000-х годов, я пришел сюда и увидел: цементный пол в алтаре взорван «черными копателями». Сел на пол, заплакал и... с благословения отца Иоанна решил остаться.

В перспективе тут, конечно, лучше бы открыть монастырское подворье. Ведь храм большой и просторный, требует ухода и пригляда. Конечно, по меркам научной реставрации работы – начать и кончить. На одну колокольню, к примеру, надо порядка полутора миллионов рублей. Но, во-первых, я никуда особо не тороплюсь. Во-вторых, у меня есть благословение. В-третьих, Господь потихоньку посылает помощников. У одних родственники на здешнем сельском погосте погребены – какую-никакую копеечку пожертвуют. Другие просто рядом проезжают. Интересно им, что за отшельник у церкви поселился – заедут, мой рассказ послушают, мешок-другой цемента подбросят. Третьи узнают о Лукинском в Интернете – перечисляют деньги на счет храма. Слава тебе, Господи, мир не без добрых людей! Беда вот только с электричеством. Без него трудно выйти в Интернет, да и мобильный телефон включаю только по необходимости».

Притча вторая, о стройматериалах

Понадобился как-то Евгению срочно песок, а взять ни в Лукинском, ни в соседних селениях негде. Вскоре через соседнюю маленькую лесопилку проезжали на большой черной машине большие люди и умудрились застрять. Как раз тогда на пилораме трудились рабочие. Зазовит вместе с ними помог выбраться водителю и пассажирам «из плена». Из салона вышел двухметровый здоровяк: «Проси, чего хочешь! Песка? Будет тебе песок!» Через четыре дня приехали два КамАЗа с песком и сгрузили его у храма.

«Вот тут, от алтаря, между прочим, шел окоп наших позиций, которые готовились отбивать вражеские атаки с направления Тихвин – Назия. Милостию Божией алтарная стена не была пробита – иначе от нее ничего бы не осталось. Рядом стоял блиндаж. Здесь же, за алтарем, похоронены два последних священника Успенского храма – отец Василий Семенов и отец Константин. Мне об этом старожилка рассказала – Нина Андреевна Иванова, которая в войну тут три года в госпитале медсестрой наших солдат спасала, а ее муж в это время на Волховском фронте служил в разведке у танкистов. Одну могилу найти удалось, вторую пока нет.

Жаль гибнущих деревень. По рассказам старожилов, здесь в прежние времена трудно было проехать – куры, гуси, утки под колеса так и норовили броситься. А сейчас на десятки верст в округе – ни единого обитаемого дома, а ведь это Ленинградская область! В самом Лукинском одна баба Кира осталась – и та не коренная жительница. Храм стоит слишком далеко от больших населенных пунктов, поэтому постоянное богослужение наладить здесь не удается. Но Успенский храм в Лукинском пообещал взять под свою опеку епископ Тихвинский и Лодейнопольский Мстислав. Я верю: с мертвой точки вопрос обязательно сдвинется!

Многие удивляются такой отшельнической жизни и не верят, что в одиночку можно храм воссоздать. Некоторые всерьез предлагали сломать и заново построить – мол, дешевле обойдется. Часто спрашивают, кто спонсор. Я их подвожу к аналою и показываю на икону Божией Матери «Умиление». Одни крутят пальцем у виска, другие ухмыляются. Я не обижаюсь. Глаза страшатся, а руки делают. Иконостас вот самому пришлось изготовить – помаленьку-потихоньку, а неплохо же получилось? Я и сам поначалу не верил, что такое возможно. Но с некоторых пор заметил: если искренне, от всего сердца, о чем-то помолиться, Господь все обязательно устроит!»

Притча третья, об иконах

С другом Зазовит отправился в Новую Ладогу и зашел помолиться в храм. Взор его упал на икону Николая Угодника, и она ему очень понравилась. «Святителю отче Николае, вот тебя бы к нам в храм!» - вдруг сам не зная почему, мысленно произнес Евгений и вернулся к другу, который уже поджидал его в машине.

Назавтра у дверей Успенского храма в Лукинском Зазовит обнаружил два больших холщовых мешка. Открыл один и обомлел: с иконы на него смотрел лик святителя Николая. Через заросли уже пробирались двое дарителей. «А мы это... в деревню заходили, - скороговоркой произнес первый. – Я вообще-то художник, только иконы мне ни к чему. В Бога не очень верую, а у тебя им самое место». Прежде чем Зазовит успел что-либо возразить, странные визитеры растворились в осеннем петербургском тумане.

Многие иконы из той подаренной коллекции, конечно, пришлось серьезно реставрировать. Так, на образ Божией Матери «Взыскание погибших» ушло пять лет. Зато теперь он, в новеньком резном киоте, занял почетное место в алтаре.

***

«Ну, пора нам закругляться, - прервал свой рассказ Евгений. - Я смотрю, вы слишком уж для нашей приморской погоды легко одеты, хоть и июнь на дворе. Видите, какой ветер с Ладоги поднялся? А вот зонтик вам ни к чему. Если туча с того направления идет, обязательно мимо пронесет». Мы распрощались с хранителем у автобусной остановки. Разыгравшийся не на шутку ветер сорвал с моей головы кепку, и на прощание я невольно поклонился Успенскому храму. Запрыгнув в скоро пришедшую маршрутку, бросил прощальный взгляд на церковь. Зазовит оказался прав: черная грозовая туча по косой уходила мимо, к западному горизонту.

Кировский р-н

Историческая справка. Впервые храм в Лукинском упоминается в 1737 г. В 1882 г. помещица М.Т. Арцебашева, владевшая окрестными землями, в течение пяти лет вместо обветшавшей старой церкви возводит новую по проекту губернского епархиального архитектора Григория Карпова (†1900). Здание было построено на прочном фундаменте, убранство дополняли затейливые травные орнаменты, деревянные своды украшала роспись с восемью изображениями святых. Фасады были декорированы изготовленными из фигурного кирпича кокошниками, колонками и оконными наличниками. Со всех сторон храм был обнесен оградой из путиловского камня с чугунной решеткой (не сохранилась).

Связаться с Евгением Зазовитом можно по электронной почте xram@sobor-spb.ru

8 июля 2015 г. 11:10
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Подрясник как форма проповеди
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл статей, задача которых — собирать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения, волнующие священников сегодня. Ценность материала именно в том, что это ответ не одного пастыря, а целая палитра мнений, отражающих разные аспекты темы и не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви для того, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между священнослужителями Русской Церкви. Все наши читатели могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.
6 августа 2022 г. 19:00
Циничная афера на уровне государства
Одним из распространенных стереотипов советской историографии изъятия храмового имущества в 1922 году являлся тезис о всенародной поддержке этой антицерковной кампании государства. И хотя изъятие ценностей часто проходило в форме грабежа и почти всегда на фоне волнений среди верующих, многие ученые до сих пор уверены: широкие слои народа с пониманием отнеслись к тому, что Церковь должна отдать властям все, что у нее есть, включая священные сосуды. Мифы об изъятии церковных святынь, порожденные советскими пропагандистами столетие назад, на основе новых архивных данных «Журналу Московской Патриархии» прокомментировал научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, кандидат философских наук, кандидат богословия священник Сергий Иванов. PDF-версия.
22 июля 2022 г. 11:00