iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Новоторжец
В 1667 году Патриархом Московским и всея Руси стал Иоасаф II. Это был человек преклонных лет, но, вопреки прогнозам недоброжелателей, ему удалось сделать немало. Патриарх много потрудился для того, чтобы установить мир и спокойствие в Церкви. Новую жизнь получило при Иоасафе II миссионерское служение на окраинах государства, он начал необходимые преобразования в богослужении, радел о соблюдении традиционного канона в иконописании, при нем активно развивалось книгоиздание, восстановилась традиция произнесения проповеди за богослужением. И пусть не все из задуманного удалось за пять лет его патриаршества, но поистине тот огонь любви к Православию, что горел в его сердце, смог воодушевить на новые свершения в Русской Православной Церкви многих людей. Каким был этот человек и чем запомнился своим современникам, «Журналу Московской Пат­риархии» рассказала петербургский историк Наталья Тарасова. PDF-версия.
8 февраля 2022 г. 17:00
Церковь
Протоиерей Алексий Злобин с матушкой Любовью Ильиничной. Фото священника Игоря Палкина
ЖМП № 12 декабрь 2021 /  15 декабря 2021 г. 13:30
версия для печати версия для печати

Протоиерей Алексий Злобин

У каждого священника свой путь. За 66 лет в священном сане у тверского протоиерея Алексия Злобина этот путь был, с одной стороны, простым — он сменил всего два храма за все время своего служения, а с другой стороны, уникальным — именно ему, священнику и депутату, выпало служить Литургию в осажденном Белом доме в августе 1993-го. PDF-версия.

Мы беседуем с легендарным священником Тверской епархии в старинном храме на Городне. Он смотрит на Волгу и вспоминает свою долгую и удивительную жизнь. Этот храм он восстанавливал многие десятилетия, начал еще в советское время, привлекал для помощи московских депутатов и политиков, но только после полного восстановления согласился принять здесь президента Путина. 

Чтобы понять, что значит совмещать крест священника и мандат депутата в 1990-е годы, нужно послужить в российской глубинке в непростые хрущевские времена, ощущая постоянную угрозу сесть в тюрьму и подвергаясь за свое служение унижениям. Нужно по вечерам ходить по домам и совершать тайные молебны, освящать поля и говорить с людьми так, чтобы никто от этих бесед потом не пострадал. Нужно заслужить уважение своих прихожан и местных жителей, которые когда-то пришли к отцу Алексию и предложили ему избраться от них в народные депутаты. «Если не вы, батюшка, то кто? Больше никого здесь нет», — сказали ему в далекие 1980-е годы местные колхозники, и он согласился. Пошел во власть не потому, что был за одну или другую партию, а просто потому, что, как он сам говорит, был за страну. 

— Люди часто звали его помолиться. Он сначала ходил по деревням только вечерами, ночами... Или вот если маленькая деревенька, можно было в обед к кому пойти. Он еле-еле живой приходил домой поздно вечером. Поэтому решил купить себе хоть какой-то транспорт. Ходить пешком было очень трудно. И около года ездил на велосипеде. Потом купил мотоцикл с коляской, — вспоминает его супруга Любовь Ильинична, которую отец Алексий воцерковил, когда она училась в светском вузе. 

Воцерковлению людей он посвятил затем многие годы своей жизни, основав кафедру теологии в Тверском университете, а потом и православную гимназию. Сюда, в Городню, во множестве приезжали известные государственные деятели, помогавшие восстанавливать этот храм на высоком берегу Волги. Здесь бывали и маститые политики, и диссиденты, и просто люди полярных позиций, с которыми в разные годы своего служения пересекался отец Алексий. «Те, кто нас тогда ненавидел, сейчас наши друзья», — говорит он. Что значит «ненавидят», он понял, когда приехал в Москву и получил в Белом доме просторный кабинет депутата молодого российского парламента. Здесь началась не самая длинная, но, пожалуй, самая яркая страница его пастырского служения. Быть священником и депутатом, совмещать служение в храме и работу в Москве — дело не для каждого пастыря. Многих священников как раньше, так и сейчас излишнее вовлечение в политическую повестку затягивало с концами. Почему в те лихие годы отца Алексия туда не затянуло и он не перестал быть священником — вопрос, на который он сам не дает ответа. Ответом стали его дела в те самые страшные дни октября 1993 года. Он не лез на танки, не создавал комитетов за или против. Он выбрал другое — получил антиминс от Пат­риарха Алексия и 4 октября совершил Божественную литургию в российском парламенте в то время, когда противостояние по-человечески не предполагало никаких вариантов единения и примирения, продолжив прежде всего быть священником. Во время Литургии перестрелка прекратилась, это были три часа тишины. В этот день отец Алексий исповедовал, причащал, читал акафист святителю Николаю, Мир Ликийских чудотворцу, а потом прямо там же крестил несколько десятков человек, ведь никто не знал, сколько им осталось жить. Вышел он из этого уже не белого дома только вместе со всеми, кто смог тогда идти. Теперь он продолжает свое служение здесь, на Городне, где храм XV века по-прежнему собирает самых разных людей.

Отец Алексий рассказывает, как учился вместе с прис­нопамятным митрополитом Филаретом (Вахромеевым) и дружил с протоиереем Александром Менем.

Его матушка не стесняется в нашей беседе дополнять его слова, она называет его ласково дедом и в третьем лице, а он в ответ только молча улыбается. А как же еще, если у тебя шесть детей, двенадцать внуков и одинна­дцать правнуков. Впрочем, ждут отца Алексия и другие важные дела: его мечта — достроить храм в память о всех жертвах того страшного противостояния в октяб­ре 1993 года.

15 декабря 2021 г. 13:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Религиозность и опасные грани секуляризма
Для Русской Православной Церкви время петровских преобразований было связано со многими печальными событиями, имевшими, как мы сейчас видим, самые драматические последствия для национальной истории. Среди этих событий, в частности, упразднение патриаршества и создание подконтрольной государству синодальной системы управления Церковью, которая действовала фактически более двухсот лет. Но самое главное, с началом секуляризационных процессов, запущенных Петром Первым, русская культура потеряла внутреннюю цельность. Отныне она стала делиться на культуру церковную, ассоциированную с многовековыми духовными традициями, и культуру светскую, воспринимаемую простыми обывателями как прогрессивную культуру просвещения. Плоды столь плачевного разделения мы, к сожалению, пожинаем до сих пор. PDF-версия.
17 мая 2022 г. 14:00