iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В Музее современной истории России открылась выставка, посвященная вековому юбилею окончания Гражданской войны
В название главной выставки, подготовленной к 100-летию Русского исхода Музеем современной истории России (свои экспонаты сюда предоставили около десятка государственных учреждений культуры, а главный соорганизатор наряду с Минкультуры РФ – Благотворительный фонд актеров), взята строчка из песни-посвящения Александра Вертинского погибшим в октябре 1917 года московским юнкерам. Это не случайно: в центре предметного ряда экспозиции – мемориальные реликвии, посвященные Вертинскому и его знакомому белогвардейскому генералу Якову Слащеву (по чьей просьбе артист, кстати, исполнил упомянутую песню весной 1919 года в Одессе). «Вертинского и Слащева нельзя назвать друзьями, но Гражданская война в каком-то смысле переплела их судьбы: оба стали эмигрантами, а впоследствии – «возвращенцами», - говорит старший научный сотрудник Музея современной истории России Федор Кукин.
4 ноября 2020 г.
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Аналитика
Надгробный крест. XVI– XVII вв. Из некрополя церкви Сергия Радонежского в Рогожской слободе
ЖМП № 10 октябрь 2022 /  28 октября 2022 г. 15:00
версия для печати версия для печати

Осень в российских музеях

ОТ ИСТОРИИ ПОЧИТАНИЯ ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ КОЛОМЕНСКОЕ ДО ОБРАЗА ПРЕПОДОБНОГО АНДРЕЯ РУБЛЕВА НА ИКОНЕ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ

Готовящийся к 75-летнему юбилею Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева радует ценителей исторического наследия открытым хранилищем белокаменных памятников, музейные работники Коломенского напоминают о почитании святого великомученика Георгия жителями древнего царского села, а в Выборге демонстрируют иконы, восстановленные московскими студентами-живописцами. Несмотря на относительное летнее затишье, государственные учреждения культуры подготовили к началу осени несколько любопытных и важных для церковной аудитории экспозиций.  PDF-версия.

Лапидарное решение

Архитектурные детали и надгробия конца XIV – XVIII века. Постоянная экспозиция. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Москва, Андроньевская пл., 10.

К своему 75-летнему юбилею музей Андрея Рублева приготовил царский подарок — сколь драгоценный, столь и долгожданный. Возле северного прясла крепостной монастырской стены, на давно требовавшем благоустройства месте вырос деликатно лаконичный, но уютный и наполненный светом корпус лапидария (от лат. lapidarius  — каменный, высеченный на камне). Подобная экспозиция в музее раньше была, но гораздо меньших размеров, и располагалась она под временным навесом, фактически в уличных условиях. Теперь же это современный и устроенный по всем требованиям научного хранения открытый фонд с хорошо продуманной и удобной схемой свободного посещения. Специально разработанные для этой музейной коллекции настенные телескопические кронштейны предусматривают три различные глубины крепления архитектурных элементов, а напольные металлические каркасы с триплекс-стеклом выдерживают нагрузку многотонных погребальных саркофагов и надгробных плит.

Однако не только техническими решениями интересен новый объект музейной экспозиции. Расположенные здесь памятники составляют два раздела: первозданные архитектурные детали 1420-х годов из стоящего буквально в сотне метров Спасского собора (древнейшего в пределах первопрестольного града православного храма) и надгробия из трех давно разрушенных церковных некрополей.  И сразу вопрос, который приходит в голову искушенному посетителю при взгляде на первую часть коллекции: зачем реставраторам удалять белокаменные резные блоки из здания собора и передавать их музейщикам?!

«Дело в том, что эти фрагменты были обнаружены в так называемом вторичном использовании — в забутованной кладке фундамента собора, — объясняет художник-реставратор ЦМиАР Анастасия Макарова. — Естественно, оставить их в конструктивных элементах здания мы не могли, ведь это ценнейшие архитектурные памятники. Поэтому в ходе многолетних изыскательских и реставрационных работ они передавались в музейные фонды, а их места занимали аналоги из современного строительного известняка».

Вторая часть коллекции — попавшие в фонд ЦМиАР надгробные памятники с кладбища соседнего Сергиевского храма в Рогожской слободе и из двух монастырских некрополей. Помимо самого Спасо-Андроникова, это захоронения из московского Георгиевского женского монастыря на Большой Дмитровке. Городской топонимике он оставил «в наследство» Георгиевский переулок за нынешним зданием Государственной Думы, а упразднен был после Отечественной войны 1812 года, когда сильно пострадал от пожара. Но оба его храма — Георгиевский и Казанский — продолжали действовать как приходские. Закрыли их по ходатайству дирекции Большого театра в 1930 году1, а снесли в 19352. Археологи исследовали эту территорию уже после Великой Отечественной войны. «Обследуя вырытый для здания 179-й московской школы котлован, они нашли остатки фундамента Георгиевского собора, — рассказывает хранитель фонда археологических материалов ЦМиАР Светлана Гаркуша. — Казалось бы, при чем тут надгробия?! Но еще высочайшим петровским указом монастырское кладбище разрешалось сравнять с землей как переполненное, а “излишние”, как выразился самодержец, камни   использовать в качестве строительного материала при возведении каменного соборного храма».

При подготовке экспозиции многочисленные разбитые и разрозненные детали надгробий разных форм и размеров тщательно изучали. Теперь они демонстрируются единым комплексом в наиболее приближенном к первоначальному виде. На некоторые нанесены эпитафии и надписи с именами усопших из древних аристократических родов Вельяминовых, Головиных, Загряжских, Шаховских.

 Во время подготовки новой экспозиции было сделано настоящее открытие. В изножии одного из надгробий из Георгиевского монастыря прочитали: Андрей Афанасьевич Барнешлев. «Это имя известно в отечественной истории  главным образом благодаря бурной биографии его обладателя, — продолжает Гаркуша. — Родившийся в Москве потомственный английский дворянин Уильям Барнсли состоял в России и в некоторых других странах на дипломатической службе. Но при Алексее Михайловиче угодил в опалу и оказался среди казаков в Енисейске. Там ему поставили условие: примешь Православие — поверстаем в боярское сословие. Так Уильяма Барнсли сменил Андрей Барнешлев, которому вскоре, в конце 1660-х годов, доверили строительство нового иркутского острога. Видимо, Андрей Афанасьевич весьма преуспел в этом деле, потому что вскоре был назначен на должность якутского воеводы. Но его методы управления гражданским населением не нашли понимания ни у казаков, ни у коренных якутов. После рассмотрения жалоб в нескольких челобитных Барнешлева отозвали в Москву, и по дороге в 1679 году близ реки Кеть он скончался. До сих пор не было известно, где его похоронили. Теперь эта загадка раскрыта».

Святой без нимба

Размышление о Рублеве. Две иконы художника-реставратора В.О. Кирикова. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Москва, Андроньевская пл., 10. Открыта до 11 декабря.

На размещенной в зале одного экспоната мини-выставке посетителю открываются годы становления музея, пришедшиеся на эпоху, когда среда православного искусства была исследователям недоступна, а многовековая традиция отечественного иконописания оказалась прервана. В 1954 году на помощь создававшемуся учреждению пришел профессиональный реставратор Государственной Третьяковской галереи Василий Кириков (1978). Наследник прославленной династии русских иконописцев Василий Осипович по совместительству долгое время кропотливо трудился в ЦМиАР над укреплением и расчисткой поступавших в музейные фонды икон.

В Третьяковке Кириков считался специалистом по наследию Андрея Рублева: с 1929 по 1966 год он участвовал в реставрации почти всех памятников, на тот момент связываемых с именем великого изографа. Поэтому в ЦМиАР ему поручили написать большой триптих, максимально полно отражавший творческое наследие мастера, имя которого связано со Спасо-Андрониковым монастырем. Не будучи иконописцем, Василий Осипович дерзнул взять за основу самый известный шедевр Андрея Рублева — икону «Троица». Поскольку до составления официального жития преподобного Андрея оставалось еще два десятка лет (прославлен Церковью Рублев в 1988 году), автору предстояло самостоятельно определить сюжетный состав миниатюр на полях (фактически — житийных клейм).

«Ныне бесспорным авторство преподобного Андрея атрибутировано только по отношению к двум памятникам: иконе "Троица" и росписям Успенского собора во Владимире, — говорит куратор выставки кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник сектора станковой и монументальной живописи отдела хранения ЦМиАР Галина Назарова. — Тогда же его имени приписывали гораздо больше дошедших до нас памятников. Поэтому в клеймах Кириков разместил сюжеты, связанные с созданием так называемого Евангелия Хитрово и иконостасами Благовещенского собора Московского Кремля, Успенского собора во Владимире и Троицкого собора Сергиева монастыря».

Впервые выставляемый триптих «Преподобный Андрей Рублев с житием» демонстрируется в сопровождении также принадлежащей кисти Кирикова научной копии «Троицы», которую музей заказал ему к отмечавшемуся в 1960 году шестивековому юбилею со дня рождения прославленного иконописца. Хотя используемые в живописи пигменты за шестьсот лет не могли не эволюционировать, Кириков блестяще имитировал колористическую гамму оригинала. «Готовясь к выставке, мы изучили копию под бинокулярным микроскопом, — продолжает Галина Назарова. — Как выяснилось, Василий Осипович старался максимально точно следовать технике великого предшественника, хотя некоторые приемы, конечно, пришлось изменить».

Борьба со змеем в Коломенском

Легенды о святом Георгии. Московский государственный объединенный музей-заповедник. Москва, пр-т Андропова, 39, Вознесенская площадь в Коломенском. Постоянная экспозиция.

Георгиевская церковь близ  Вознесенского храма — одна из действующих в составе Патриаршего подворья в Коломенском, открыта уже давно, выступает одновременно и как выставочный зал музея-заповедника. Отходя от практики временных выставок, музейные работники разместили здесь постоянную экспозицию, посвятив ее храмовому святому.

Множество связанных с этим угодником Божиим коннотаций — от копейки до главного военного ордена России с девизом «За службу и храбрость», в 2019 году отметившего 250-летний юбилей, — давно и уверенно «шагнуло» в мирскую жизнь.  И герб Великого княжества Московского в незапамятные времена «делегировал» поражающего дракона всадника — небесного патрона первопрестольного града — в геральдику Российской империи. В церковной экспозиции ее куратор, методист МГОМЗ Ольга Воробьева, сосредоточилась на освещении почитания Георгия Победоносца в пределах царского села Коломенское.

Оказывается, с ним связано множество любопытных историй. По местному преданию, возведенная в XVI веке Георгиевская колокольня названа так именно потому, что стоит на месте одноименной церкви, поставленной Димитрием Донским на обратном пути в Москву с Куликова поля. Среди многих поколений молившихся Георгию Победоносцу селян бытовала уверенность, что знаменитый Конь-камень в Голосовом овраге (редкая для Москвы агрегация ледниковых пород) — не что иное, как окаменевшие останки лошади святого. Странное поверье? Да, но только не для местных жителей, предки которых были уверены, что описанная в проложном житии битва со змеем имела место как раз на москворецком берегу в Коломенском! После революции, когда основатель и первый директор Коломенского музея Петр Барановский принимал на хранение иконы из закрывавшихся и разрушавшихся столичных храмов, в фондах, конечно, оказались многочисленные образы святого великомученика Георгия. Подобное произведение со сложной иконографией «Чудо Георгия о змие» XIX века занимает центральное место в экспозиции. К сожалению, происхождение его неизвестно.

Спасенные иконы в Выборгском замке

Возвращение образа. Выборгский замок, Дом наместника. Выборг, Замковый остров, 1. Экспозиция открыта до 7 ноября.

Недавно обновленный объект Выборгского объединенного музея-заповедника начинает экспозиционную деятельность с демонстрации 14 икон XVII–XX веков, изъятых таможней при попытке вывоза за границу. Их реставрацией смогли заняться только сейчас, причем основной вклад в процесс внесли студенты Московского государственного академического художественного института имени В.И. Сурикова.

«В программе обучения на факультете живописи обязательна летняя выездная практика — в основном в тех провинциальных музеях, в штате которых нет и никогда не было профессиональных реставраторов. Чаще студенты занимаются консервацией, хотя и непосредственно до реставрации дело тоже доходит, — рассказал “Журналу Московской Патриархии” руководитель мастерской реставрации живописи вуза Александр Козьмин. — В Выборге мы вместе с художником-реставратором 1-й категории Александром Неретиным руководили работой группы пятикурсников и второкурсников. В числе других удалось отреставрировать иконы Георгия Победоносца, Пресвятой Троицы, Владимирский, Казанский и Тихвинский образы Божией Матери. В ходе работы смогли установить, что одно из произведений — подделка, а под верхним слоем другого скрывается более древний красочный слой. Возможно, раскрыть его удастся в ходе следующих выездов на практику».



28 октября 2022 г. 15:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи